Вторник, 21 Января 2020 г.
Сообщество Державность зашкаливает

К списку сообществ | В начало сообщества | Добавить запись

Автор: Ф-16

Впечатления от Нормандского саммита. Теперь Путин не враг

09:38 12/12/2019



Впечатления от Нормандского саммита неприятны. Усилиями Зеленского у Путина изменился статус. Если до этого он был врагом, человеком, который давал команду осуществлять аннексию Крыма, сбивать МН-17, приказывал гиркиним и всем другим заходить на Донбасс, то отныне он уже партнер Зеленского по переговорному процессу. «Владимир Владимирович скажет…», «Владимир Владимирович поправит…», «мы с Владимиром Владимировичем расходимся в позициях…». Вы — враги, а позавчера выглядели как люди, которые после долгой разлуки решили сесть и поговорить о проблемах, которые натворил кто-то другой, а не Путин. Тональность этих встреч мне кардинально не понравилась, но я понимаю, что этот партнерское настроение теперь повсюду, и это влияет на сам дух диалога.


И когда мне говорят, что о чем-то договорились, то я спрашиваю — а вы слышали об этом в выступлениях Меркель, Путина, Зеленского и Макрона? Вы слышали, что когда речь идет об обмене пленными, то один говорит «всех на всех», а второй — «всех определенных на всех определенных»? Под последней фразой у Путина моментально выскакивают более 200 пленников, которые находятся в Крыму, а сколько в России мы и не знаем. То есть в этом списке только те, кто еще в июле-августе анонсирован, находятся в подвалах Донецка-Луганска, чьи имена все знают. Кстати, в минском процессе уже больше полугода говорят об этих всех определенных. И это касается буквально всего — вчитываешься в каждую вещь и видишь, как непрофессионализм и непонимание деталей приводит к прямому заблуждению. Я уже не говорю о том, что раз вы молитесь на минские договоренности, и при этом говорите, что «мы требуем взять под контроль границу», то давайте уже определяться — выполняем мы дух и букву этих соглашений, или настаиваем на другой позиции?

Я прекрасно понимаю, что украинскому президенту было трудно. Работа, которая велась Кремлем и с Макроном, и с Меркель, сказывается. Макрон явно подыгрывал, хоть и не присутствовал во время предыдущих раундов и не владеет материалом глубоко. Потому сто словам о том, что СММ ОБСЕ «будет контролировать 24/7, а не 12/7» уже больше шести лет. И все прекрасно знают, что позиции о контроле миссии над всей территорией — не выполнялись, не выполняются и выполняться не будут. Там даже штат не могут набрать — уже дважды увеличивали до более 200 тысяч представителей мониторинговой группы, а сегодня их все равно не более 500.

И если украинская сторона говорит о контроле над всей территорией, в том числе оккупированной, то Россия говорит лишь о контролируемой. Эти и другие недоговорки, недоставленные точечки, неправильно поставленные или вовсе пропущенные запятые привели к тому, что показательное поведение Путина, умноженное на величину его динамика будет выглядеть победой Кремля. И чем мы можем все это компенсировать? Зачитанной фразой о том, что «прежде всего вопросы безопасности», освобождение пленных? Все так, но как это решает в дальнейшем проблему с Донбассом?

С украинской стороны я бы хотел видеть четкую позицию. Мол, вот наша стратегия — понимание судьбы Донбасса, Крыма. Хотя с полуостровом ситуация более чем понятна: о нем вспомнили только в зачитанном выступлении. А на Донбассе все вернулось на свои места — непогрешимость Минских договоренностей и четыре месяца в активе.

Но забудьте об этом времени. Каждый раз после этих встреч следующая планируется не позже чем через полгода. И это задержалось только раз, на границе 2015−2016 года — почему-то никто не вспоминает этих показателей. Впрочем, давайте возьмем тот тайминг и попробуем вписать туда запланированные задачи.

Есть тема — три новых места разведения сил. Мало того, что в выступлении все участники путаются — не различают средства и силы — так ещё и забывают о том факте, что это использовалось не во многих практиках ведения подобных войн и международных конфликтов. К тому же, процесс осуществлялся под контролем ОБСЕ, ООН, и по протоколам: стороны анализировали, насколько разведение влияет на общую ситуацию на линии фронта — минимизирует или увеличивает обстрелы, меняет атмосферу отношений между участниками и тому подобное. Но до сих пор ни один эксперт не дал таких выводов, хотя статистика говорит, что на ситуацию на линии фронта разведение абсолютно никак не повлияло, а во время переговоров на фронте погибает три человека. Таким образом все эти подходы получают приговор: они недееспособны.

Я надеялся, что освобождение пленников, которое было анонсировано еще в августе, будет утверждено в виде определенного перечня лиц. Все готово и не хватает только политической воли, но зато я услышал от одного одно, а от другого — совсем другое. Как теперь это обсуждать в минском процессе: так кого на кого? Деталей нет, и позавчера было очевидно, что Путин играет человеческими судьбами, а Зеленскому за это больно. Как человека я его понимаю, но если тебе за это больно, и ты хочешь об этом договориться, то каждая твоя фраза должна быть изящной и попадать в десятку — только так достигается результат. Иначе получается, что начинаешь про газ, переходишь к войне на Донбассе, все это заворачиваешь в кучу, причем не понимая, что в вопрос газа затягиваешь и вопросы коррупции, о чем спросят в Европе, но притом хочешь решить вопрос освобождения людей. Давайте отделять абсолютно положительные человеческие черты Зеленского как того, кто желает все это решить, и полную некомпетентность его и тех, кто находится рядом.

Институты власти, которые должны заниматься вопросами освобождения, безопасности и технологий — отсутствуют. Хорошо, что под рукой оказался Витренко, который мог профессионально вести разговор о газе. Но такие же люди есть в процессе освобождения военнопленных, разведения сил — были ли они среди тех, кто поехал в Париж? Там же должны были быть те, кто ведет разговор в Минске и владеет материалом.

Мы находимся в процессе, который почему-то замыкается на первых лицах: считается, что они решат все. Бог с ним — пускай так работает Россия. Там царит диктаторская система, завязанная на одном человеке, а мы учимся демократии — у нас каждый институт должен профессионально заниматься своим делом. Некоторые слова должны быть произнесены людьми, которые ведут этот процесс, потому что когда о так называемом «Заключительном Копенгагенском акте» вспоминает Зеленский, то хочется спросить — он хотя бы раз в жизни его читал? Это явно признак того, что надо работать. Не надо ставить встречу как самоцель.

Еще есть неправительственные общественные организации, которые сегодня ведут работу на оккупированной территории, а также на подконтрольной и в серой зоне. Их уровень владения информацией гораздо больше и детальный, чем у государственных институтов. И все — начиная от Верховного комиссара ООН по правам человека и заканчивая ОБСЕ — получают информацию из этих источников, только почему-то украинское правительство их игнорирует. Хотя именно к этим учреждениям можно было апеллировать, выстраивая диалог.

Роман Бессмертный

По поводу минских договоренностей, то все будет зависеть от политической воли. Мое мнение: они прекратили свое действие 1 января 2016. И первое, что должен был сказать Зеленский, сев за стол, должно было звучать так: «Уважаемые господа, для меня как новоизбранного президента минские договоренности — ничтожны. Они никем не подписывались и не ратифицировались украинским парламентом. Если вы хотите, чтобы этот документ приобрел юридическую силу, то он должен пройти все требования украинской Конституции. Ведь это вы требуете внесения изменений в Конституцию, а при этом не признаете, что документ, который вы принимаете за документ, ничтожный с точки зрения юридической силы для украинского государства. Более того, он был принят под давлением — то есть в одностороннем порядке имеет право быть невыполненным».

Да, нам надо было ехать со своим документом. Иметь свою стратегию, видение Донбасса, Крыма и взгляд на социально-гуманитарные вещи, связанные с нынешней ситуацией. Это я о программе отселения или других инициативах. Это правда, что часть из них уже озвучивались в Украине. И они до сих пор не скомпонованы в целостный документ.

С Путиным говорить трудно, но для этого на встрече и существуют президент Макрон и канцлер Меркель. Чтобы вести свой проект, с ним надо работать — вместе с партнерами, а также Вашингтоном. А так имеем два типа подхода к организации нормандской встречи. Хотя оба, как по мне, страдают институциональной слабостью и беспомощностью. Надо думать о собственной стратегии, которую предлагать миру — связанную и с Донбассом, и с этим миром. И перестать молиться на священную корову, которой называют минские договоренности: они давным-давно капитулировали перед наглостью Кремля.


Комментировать | 1 комментариев
Автор: Ф-16

Привыкший смешить, будет делать это и в политике, и в экономике

09:06 05/11/2019



Если люди привыкли смешить зрителя – они будут делать это всегда. Даже перейдя из шоу-бизнеса во власть сами будут смешить и соратников из других сфер заставят. Я не знаю, как у них это получается, но тот же Милованов или премьер Гончарук – они же не из «квартальских» вышли. А смешать не хуже. Может, их кусает кто-то на входе? Или в Трускавце всем инъекции сделали и процессизменений в психике пошел? Так или иначе, любимым спортом у них моментально становится удаление гланд через задний проход, а реформы экономики… да тоже через задний проход, там все процессы так идут.

Вы будете смеяться сильнее, чем на концерте «Квартала» от свежей новости, которую нам сообщает сайт Кабмина. Кто-то умный сказал премьеру, что экономика не будет расти, если бизнесу мешать работать. Дельный, кстати совет. Проверенный временем и опытом. Я бы на месте Гончарука этого человека назначил сразу советником премьера, а лучше премьером. Проблема в том, что советник поступил как мудрый Филин из анекдота - дал–стратегическое решение «мыши, превратитесь в ежиков и кот вас не тронет», а тактику оставил правительству. А тактика у чиновников не меняется уже лет двести. Они не устраняют проблему (в первую очередь, потому что проблема, как правила, в самой активности чиновников), а создают новый орган для решения проблемы. Как дракон, на месте отрубленной головы отращивает две новых.

Сравнение с драконом не случайно. Потому что у нас власть сегодня это такой коллективный президент Владимир Зеленский. ОП – Зеленский, Верховная Рада – послушное монобольшинство Зеленского, Кабмин – Зеленский, разного рода чиновники от губернаторов и до главы налоговой или СБУ – это все Зеленский. Его люди без малейших вкраплений партнеров по коалиции ввиду отсутствия коалиции. Так что если вдруг кто-то в команде Зеленского начинает бороться с кем-то или защищать кого-то от произвола – он борется тоже с членом команды Зеленского. Зеленский против Зеленского, главный враг Зеленского – сам Зеленский. Шизофрения на марше, блин. Но, вернемся к нашим, простите, баранам. Поговорка такая. Хотя тут совпало, да…

Итак, глава правительства Гончарук решил помочь бизнесу, который как раз вчера протестовал на Банковой. Тут любимое слово «Зе-команды» - «скорость» опять сработало. Азарову года два потребовалось, чтобы собрать налоговый Майдан, а тут ребята за пару месяцев справились. Да, старик сейчас в Австрии от зависти кусает «ликти» и «гирко пличе». Казалось бы – не нужно включать голову, которая уже явно не справляется с масштабом задач. Просто выйди к предпринимателям и тщательно запиши в блокнотик, что они советуют. Подпиши бумажку у Зеленского и строго по списку. Там ничего сложного – ликвидировать несколько министерств и ведомств, которые проходят по статье «вредные дармоеды», забери у силовиков право трогать бизнес от слова совсем, налоговую милицию разгони, главу экономического комитета Гетманцева заставь лично сжечь все его законопроекты вместе с депутатским мандатом и половина дела сделано. Все предельно просто!

Но премьер не ищет легких путей. Вместо ликвидации «кровосисей» всех мастей и уничтожения старых барьеров и новых инициатив Гончарук создал и возглавил Комиссию по защите бизнеса. Это прекрасно, просто! Тоже из разряда анекдотов. «- Ты, правда, чиновник? А ну, скажи что-нибудь по чиновничьи? – Для решения проблемы мы создаем комиссию…» Бинго! Странно, что отдельное министерство не создали. Видимо, кончились родственники, одноклассники и друзья – некого трудоустраивать. Приходится плодить сущности, комиссии и органы власти просто из любви к высокому искусству реформ. А теперь, чтобы оценить гениальную абсурдность ситуации, оцените состав комиссии:

Секретарем комиссии будет советник премьер-министра. В комиссию также войдут заместители министров юстиции, экономики, внутренних дел, заместитель директора Государственного бюро расследований (ГБР), а также по согласованию бизнес-омбудсмен, секретарь Национального инвестиционного совета, заместитель председателя СБУ, замдиректора Национального антикоррупционного бюро (НАБУ). Не хватает замов из налоговой службы, начальника налоговой милиции и таможни. А так собрали практически всех, кто этот самый бизнес и кошмарит. То есть овцы смогут жаловаться на кровожадных волков самим волкам. Чтобы два раза не вставать, да и кто еще лучше знает их проблемы? Это даже не привычная чиновничья имитация бурной деятельности, это издевательство над здравым смыслом. Такая комиссия по определению не будет делать ничего хорошего и даже сможет немножко вредить. Это как вместо отмены крепостного права создавать комиссию из управляющих имениями по защите прав крепостных.

На самом деле вопросы с инвестиционной привлекательностью Украины и развитием бизнеса решаются очень просто. Чем меньше правил – тем лучше. Чем меньше контролеров, инструкций, норм и документов – тем лучше. Чем меньше чиновников, разрешений, согласований, проверок, паразитов-кровосисей – тем лучше. И наоборот. Так что отменять ограничения, упрощать работу, гнать взашей контролеров и силовиков с их голодными глазами. Решение очевидно. А оставить все как есть, создав очередную комиссию… На выходе снова получим анекдот. «Уроды, что вы делаете с кошкой?!» - кричала бабушка уродам, которые что-то делали с кошкой. Бабушку в этой ситуации вполне можно считать главой правительственной комиссии по защите кошек.

Кирилл Сазонов


Комментировать | 1 комментариев
Автор: Ф-16

Почему саммит НАТО в 2020 году так важен для Украины

09:45 28/10/2019



Саммит НАТО в декабре 2019 года в Лондоне – это символический саммит, чтобы отметить 70 лет Альянсу. На данном мероприятии принципиальных решений по будущей работе принимать не будут. Стран-партнеров не приглашают.


Украине нужно думать о саммите НАТО 2020 года – традиционный саммит, по сути, который проводится каждые два года. Именно на таких саммитах принимают подготовленные решения о политике Альянса на следующие два года.

Украине нужно очень крепко готовиться к этому саммиту. Продумывать предложения по новым форматам сотрудничества, просчитывать, насколько они выгодны партнерам, строить коалиции внутри НАТО для поддержки наших предложений. Короче говоря, времени очень мало. Потому что основные решения саммита НАТО будут готовы к весне 2020 года, когда пройдут последние заседания министров обороны и глав МИД Альянса. Эти условные полгода – наша последняя возможность что-то сделать.

По сути, для подготовки к саммиту НАТО в 2020 году времени очень мало. Практически нет. И новая власть должна мобилизоваться. Потому что в противном случае будет, как в 2018 году – мы начали говорить о членстве в партнерстве расширенных возможностей под конец зимы того года, то есть когда основные решения брюссельского саммита были практически согласованы. И логично, что мы не получили соответствующее членство в партнерстве, потому что наобум такие вещи не делаются. Надо продумать, как наше членство в партнерстве будет на практике наполняться содержанием, объяснить членам НАТО, в чем их выгода, выстроить коалицию влиятельных игроков для поддержки такого решения.

Одним словом, судьба того, на что Украина может рассчитывать на саммите НАТО 2020 года, решится в начале весны следующего года. Времени очень мало на раскачку. Если не сгруппироваться, то будем снова радоваться тому, какой мы важный партнер НАТО с 1997 года.

Об этом надо думать. А не о беготне с ПДЧ. Жаль, что у нас форма подменяет содержание.

НИКОЛАЙ БЕЛЕСКОВ, Главный консультант отдела военной и военно-экономической политики Национального института стратегических исследований.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Ф-16

Почему Гончарук?

15:24 02/09/2019

 

Я не знаком с Алексеем Гончаруком, новоназначенным украинским премьер-министром. Но слышал много хорошего об этом 35-летнем выпускнике Межрегиональной академии управления персоналом.

От действий Гончарука зависит динамика того, чем ближайшие несколько лет будет жить украинская экономика. Давать щедрые авансы и комплименты в адрес топ-чиновника, не дождавшись его конкретных решений, не работа журналиста. Поэтому я этим заниматься тоже не буду.

Изначально настораживает тактика Владимира Зеленского — собирать негатив на исполнителей, чтобы самому оставаться в белом. Эта схема работает вовсю с Андреем Богданом, главой Офиса президента, а сейчас ее могут включить и по отношению к Гончаруку.

Во время недавнего интервью актеру Станиславу Боклану Зеленский сказал, что правительство уйдет в отставку, если не сможет снизить коммунальные тарифы. Взвалить на премьера миссию тарифного популизма, чтобы в случае ее успешного выполнения оседлать волну политических дивидендов — вполне привычная логика украинской политики.

И вот тут очень опасной стороной к стране поворачивается Зеленский. По мнению многих специалистов, он не силен в макроэкономике, зато отлично умеет записывать видеоконтент для телевидения и социальных сетей. Вряд ли Зеленский в своих видеопостах готов говорить обществу о состоянии рынка энергетики, дефиците госбюджета и календаре выплат государственного долга. А ведь ценообразование коммунальных тарифов зашито именно в этой плоскости.

Действительно, украинской экономике нужен дирижер. Но этот дирижер должен быть сильным экономистом и понимать различие между реальным и потенциальным ВВП, связь между уровнем плохих кредитов в банковской системе и уровнем кредитных ставок, видеть возможность нарастить прибыльность государственных компаний и ориентироваться в глобальной экономической ситуации. Вряд ли Зеленский потянет роль такого дирижера. Он и сам это понимает. Вот почему на такую роль взяли Гончарука.

Получит ли Гончарук полномочия управлять решениями правительства так, как того требует задача увеличения экономического роста в полтора-два раза? Это сложный вопрос, над которым сейчас думают в Офисе президента. Очевидно, что и Зеленский, и Богдан, и даже, наверное, первый помощник президента Сергей Шефир хотели бы влиять на решения правительства. Или как минимум, чтобы правительство получало от них «ок» по ключевым вопросам.

Сейчас, после назначения Кабмина, пойдет волна назначений заместителей министров. В правительствах Арсения Яценюка и Владимира Гройсмана на этом этапе обычно начиналась очень неприятная коррупционная чехарда. Есть опасения, что она может начаться и здесь. Так, например, должность замминистра инфраструктуры может остаться у Юрия Лавренюка, которого Владимир Шульмейстер, занимавший эту должность ранее, публично поддал резкой критике. Критику поддержали профильные транспортные ассоциации.

В период между окончанием парламентских выборов и началом политического сезона со стороны партии Слуги народа я слышал заверения, что все главные экономические решения будут согласовываться с бизнес-ассоциациями. Я поспешил обрадоваться и даже про себя назвал это украинским зе-либерализмом. Но не исключено, что я рано обрадовался, и сейчас на важных должностях в министерствах начнут укрепляться люди прежней волны, которых и Степан Кубив устраивал как министр экономики, и расширенные полномочия Арсена Авакова, выходящие далеко за пределы МВД, тоже устраивали. Этот средний уровень чиновничества — та самая «система», которая съела многих реформаторов-технократов, начиная от Павла Шереметы, Андрея Пивоварского, Натальи Яресько и заканчивая теми, чьи имена не особо даже известны.

Перед Украиной сейчас открываются огромные возможности. У инвесторов — эйфория от темпа политических изменений. У бизнеса — надежда на очищение таможни и налоговой службы, а также на введение равных правил игры на рынке. Если Гончарук погрузится в «решение вопросов» по удовлетворению олигархических бизнес-групп, кадровые междусобойчики, станет при каждом небольшом сомнении оглядываться на Богдана и просить того помочь советом — его ждет судьба Яценюка. О Яценюке, напомню, говорят: мог бы быть очень даже неплохим лидером страны, но был кадрово всеядным и слишком рано опускал руки, пуская государственные процессы на самотек.

Работа премьера — и простая, и сложная одновременно. Простая по той причине, что от премьера на самом деле требуется лишь одна вещь: отличать белое от черного. А сложная — потому, что правильные решения надо продавливать сквозь систему до самого низового уровня. Мне очень нравится фраза, сказанная однажды Жан-Клодом Юнкером, еще действующим президентом Еврокомиссии: «Все мы очень хорошо понимаем, что на самом деле надо сделать в политике, но не очень хорошо понимаем, как после этого выиграть следующие выборы».

Чем раньше Гончарук прекратит думать о своем личном рейтинге, тем лучше будет для страны. Все то, о чем он заявлял в преддверии своего назначения главой правительства — полная или частичная приватизация Укрпочты, Укрзализныци, других госкомпаний — натолкнется на жесткое сопротивление сотрудников этих предприятий. Те в отместку вспомнят все — и как им хорошо жилось при Леониде Кучме, и как неплохо было на самом деле при Викторе Януковиче. Найдутся и такие, которые напомнят: при Петре Порошенко такого не было.

Или возьмем идею собрать все госкомпании в единый холдинг. Министерства, контролирующие эти госкомпании, традиционно получали прямую выгоду от этого владения. Если всерьез взяться за процедуру выведения этих активов с баланса министерств на баланс новосозданного холдинга или, например, Фонда госимущества — крику будет очень много, а в колеса будет вставлено очень много палок. Тот же сценарий, вероятно, повторится при попытке запуска частных инвестиций в Укроборонпром, к которому есть крупный интерес со стороны Запада, подчеркнутый американцами после продажи Мотор Сичи китайцам.

Умение держать дирижерскую палочку перед нестройно играющим оркестром украинской экономики — это умение слышать одновременно айтишников, евробляхеров, пенсионеров, топ-менеджеров, студентов, шахтеров, банкиров, аграриев и металлургов. И помогать им с помощью имеющихся инструментов наигрывать мелодию под названием «7% роста ВВП». Гончарук может справиться с этой задачей, если ему дадут это сделать, и если он сам будет бороться до последнего за каждую реформу, а не опускать руки, напоровшись на жесткое сопротивление системы и олигархов.

Иван Верстюк


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Альфа

Депутатская неприкосновенность. Чем грозит ее отмена?

09:03 08/08/2019



Проголосовав на последних выборах, новый президент Украины Владимир Зеленский повторил свое желание — принять закон, который отменит депутатскую неприкосновенность. Ранее, в течение президентской кампании, Зеленский заявлял о своих намерениях отменить парламентскую (так же как президентскую и судебную) неприкосновенность.

В Украине идея отмены депутатской неприкосновенности пользуется популярностью, поскольку Верховной Раде как институту доверяют там едва ли не меньше всего. Так повелось, что некоторых украинских законодателей манит кресло в Раде, поскольку они стремятся защититься от преследования, реализуя собственные интересы.

Отмена неприкосновенности имеет недостатки. В худшем случае новые украинские депутаты могут закончить тем, что попадут в зависимость от милости исполнительной власти, вместо того, чтобы стать для них эффективным противовесом. В украинской полупрезидентской системе правительство также подотчетно парламенту, вместо подчиняться исключительно президенту.

Если неприкосновенность отменят, все время может идти и хорошо, пока на правильных должностях будут ответственные люди. Впрочем, стоит кому-то жесткому и зацикленному на власти взять контроль, как возникнут проблемы. Слишком уж легко безосновательными производствами или политически мотивированными обвинениями ликвидировать парламент, который мешает.

Предостерегающим является пример Камбоджи накануне парламентских выборов 2018 года. Когда избирательные перспективы для партии президента Хун Сена выглядели плохими, существующее парламентское большинство этой партии отменило неприкосновенность депутатов. Вскоре после этого все выбранные члены оппозиции оказались в суде или тюрьме и закончилось тем, что партия Хун Сена взяла 100% мест в парламенте.

Проблема Украины лежит в плоскости того, как работает система иммунитета. Неприкосновенность не означает защиту отдельного члена парламента: она служит для того, чтобы охранять парламент и ту деятельность, которую он осуществляет. Иными словами, неприкосновенность должна защищать свободу слова избранных людей, а не вести к неприкосновенности в других делах, которые не касаются депутатского мандата.

В развитых парламентских системах на определенном этапе расследования против депутата проводятся консультации с парламентом. Тот со временем проверяет, может ли это расследование подорвать функционирование парламента. Если парламент приходит к выводу, что нет, то иммунитет с конкретного депутата снимают, против него выдвигают обвинения, а если необходимо — арестовывают до проведения суда. Проверка и, в случае чего, отмена неприкосновенности происходит быстро и сравнительно тихо, чтобы законные расследования против депутата не затягивались.

В Бундестаге, немецком федеральном парламенте, работает специальный комитет (Проверка полномочий и иммунитетов). Этот маленький, но элитный комитет, состоящий из глав политических групп внутри парламента, конфиденциально заведует вопросами, касающимися неприкосновенности. Они принимают — обычно путем консенсуса — пленарное решение, часто кажущееся шаблонным. Например, Бундестаг может решить: «Неприкосновенность депутата Шмидта отменяется в связи со следующими предварительным производствами и расследованиями». Обычно пленум принимает решения без дискуссий, чаще всего анонимно. Редко случается утечка хоть каких-то деталей. Пресса освещает эти события лишь впоследствии, уже во время проведения судебного следствия. В Германии большинство таких случаев не отличаются иронией, и обычно касаются вождения в нетрезвом состоянии или нарушений дорожного движения. И хотя иногда случаются ДТП или преступления, связанные с мошенничеством или банкротством, процедура остается той же.

Возвращаясь к случаю Украины, отмена неприкосновенности не станет чудодейственной пилюлей для устранения безнаказанности, чего хотят и иногда пользуются некоторые депутаты. Сама по себе отмена депутатской неприкосновенности не может разбить критическую связь между олигархическими группами и парламентскими мандатами. Она не может компенсировать нынешние дефекты судебной системы, и уж точно не повлияет на коррупцию.

Сам факт о том, что такое решение как отмену неприкосновенности для всех депутатов сейчас в Украине рассматривают, указывает на желание найти легкие пути, или же свидетельствует о нехватке понимания положения о защите парламента.

Вместо отменять неприкосновенность депутатам, было бы лучше мудро пользоваться правилами иммунитета, чтобы ликвидировать последствия де-факто безнаказанности отдельных депутатов, не ставя при этом под угрозу функции парламента и независимость законодателей в долгосрочной перспективе. Чтобы этого достичь, комитеты новой Верховной Рады должны наполняться со всей ответственностью, и теми людьми, работа которых поддерживается. Например, уважаемых и независимых лиц следует назначать в ключевые парламентские комитеты, наделенные полномочиями иметь дело с вопросами неприкосновенности. Опытные эксперты-коллеги из парламентов ЕС могли бы предложить постоянное партнерство, консультировать местных депутатов, и стать второй парой глаз, которая бы следила за тем, чтобы процедура рассмотрения вопроса неприкосновенности проходила справедливо и последовательно.

В украинской демократии, которая только рождается, с ее слабым верховенством права и коррумпированным судопроизводством, отмена парламентской неприкосновенности только бы ослабила Раду перед президентом с сильным мандатом. Если ответственные люди будут пользоваться правилами иммунитета с мудростью, это бы могло защитить распределение власти и снизить для депутатов риски попасть под следствие по политическим мотивам в случае, если они будут что-то критиковать. Вот это правильный путь для Украины.

Мириам Космель, эксперт аналитического центра Bertelsmann Stiftung, экс-руководитель Фонда Фридриха Науманна в Украине и Беларуси.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Феникс

СБУ: стыд и позор Украины

15:39 23/07/2019



Если есть какая-то популярная реформа, против которой не выступает никто, кроме коррупционеров, так это реформа силовых органов. А именно – создание Службы Финансовых Расследований и лишение всех существующих силовых органов (СБУ, полиции, прокуратуры, налоговой полиции) права даже смотреть в сторону бизнеса. И, если раньше основной причиной для ратования за реформу было давление на бизнес, что существенно влияет на инвестиционную привлекательность Украины, теперь добавилась вторая причина – позор. Именно стыд и позор, после которого офицеры обычно пускали себе пулю в лоб, вызывают последние заявления СБУ. Ведь Служба начала бороться с Небрежным использованием инвестиций. Небрежным, Карл.

Не секрет, что верховенство права - главная проблема, на которую обращают внимание инвесторы, отвечая на вопрос, что их сдерживает от инвестирования. Что такое проблема с верховенством права? Это суды и силовики. Суды выносят безумные решения. А силовики доят бизнес. Вместо того, чтобы только ловить шпионов, СБУ кошмарит предпринимателей. Вместо того, чтобы садить карманников, полиция ходит за бизнесом. Вместо того, чтобы быть сервисной службой, налоговая посылает свою полицию выбивать деньги из предпринимателей.

Все знают, кто самые богатые люди в регионах. Местный прокурор и СБУ-шник. И даже иностранной компании эти люди могут советовать, кто им должен строить дорогу к заводу или какие фирмы должны поставлять детали на завод. Именно СБУ-шники всегда приходят к руководителям госпредприятий, если они начинают бороться с коррупцией. Именно силовики больше других пострадали от системы Prozorro и пытались руками депутатов ее похоронить.

И теперь мы увидели, как СБУ, главная проблема бизнеса, делает все, чтобы в Украину и не думали заходить иностранные инвестиции. Проблемы Криворожстали, крупнейшего иностранного инвестора в Украине, посылают однозначный сигнал всем, кто думает инвестировать в Украину. "Вас тут не ждут", говорят деятели подразделения К, каждый из которых мог стать большим инвестором на региональном уровне. Но преимущественно предпочитают инвестировать в регион Конча-Заспа или на испанское побережье.

И да, в Украине проблема с экологией.

Но это не значит, что надо выбирать наиболее модернизированное предприятие, и приходить к нему. Забывая, что с экологией проблема не только в Кривом Рогу. Хотя, очевидно, там проблема. И эта системная проблема в Украине. И, если уже приходит и бороться, то не СБУ, а НАБУ, и не на завод, а к чиновникам, которые это допускают. Если проблема системная, лечить надо с головы.

Но теперь добавился позор.

Ибо вся история с наездом и последующим откатом – это именно, что позор. Когда люди наехали на крупнейшего инвестора в Украине, подав всем прочим однозначный сигнал о том, что их здесь не ждут. Вернее, ждут СБУ-шники с большим аппетитом. Но потом, судя по всему, выяснилось, что нельзя просто так взять, прийти и наехать на крупнейшую металлургическую компанию в мире. Потому что собственники такой компании могут позвонить любому лидеру любого государства. И потом эти лидеры, очень злые, что их оторвали от воскресного кофе, будут звонить в Украину и кричать в трубку. Или вежливо намекать, что так приличные люди не делают.

В результате, по шапке прилетает самим СБУ-шникам, транзитом. И, наверное, с уже очень не вежливыми словами. Которым надо теперь и лицо сохранить, и очень сильно извиниться перед крупнейшей металлургической компанией в мире. Извинится за себя, и за того парня. И вот тут начинается позор. Потому что нелепые разговоры на тему "небрежное использование инвестиций", "Миталл конечно же не виноват, это все исполнители, которым он наивно доверился". Все это – неудачная попытка сохранить лицо, в результате которого спецслужба выглядит нелепо и позорно. И лицо не очень сохраняется.

И эта та спецслужба, которая действительно достигла хорошего уровня в контрразведке. Которая иногда проводит операции на уровне Моссада. Спецслужба, в которой есть много хороших и честных офицеров, которые день и ночь трудятся и противостоят России. И вот всех этих честных ребят позорят люди, занимающиеся исключительно коррупцией. И не важно, приходят они к ИТ-шникам, на Новую почту или на Криворожсталь. Идут туда они с одной целью. Всегда. И даже если они, вдруг, придут к кому-то действительно по делу, им все равно никто не поверит. Имидж такой. Имидж плохих парней, который распространяется и на честных офицеров. Которые, к тому же, получают гораздо меньше финансирование, чем могли бы, ведь огромный бюджет.

Прошлый парламент настойчиво саботировал реформу силовых органов. Ведь закон про Службу Финансовых Расследований был написан Минфином еще пару лет назад. И полностью поддерживался бизнесом. Если проблема саботажа была в Порошенко, теперь его нет в президентском кресле. Если проблема саботажа была в парламенте, теперь у нас будет новый парламент с устойчивым большинством, ориентированным на президента. А значит ничего не должно помешать выполнить предвыборное обещание и решить одну из наибольших проблем бизнеса. А заодно избавить себя в будущем от позора.

И если кто-то хочет повысить пенсии, зарплаты учителям и другим бюджетникам, начинать надо именно с привлечения инвестиций. Да, это долгий путь. Но это единственный путь, который работает. Инвестиции обеспечивают экономический рост, экономический рост дает больше поступлений в бюджет, больше поступлений позволяет государству лучше выполнять свою социальную функцию. И пока именно СБУ-шник стоит на пути учителя к его высокой зарплате, которую не съест инфляция. Стоит насмерть. Ибо речь идет о его домике в Испании.

Сергей Фурса



Комментировать | 0 комментариев
Автор: Ф-16

Что сможет новая Верховная Рада?

09:23 23/07/2019



Все

Например:

— назначить на должность премьер-министра Илона Маска или Илью Киву;

— сформировать реформаторский состав Кабинета министров или раздать должности лояльным и своим,

— отменить неприкосновенность всех и везде или не отменять ничего и нигде;

— провести федерализацию или заявить четкую позицию об унитарном государстве без ревизии Конституции;

— изменить что-в Конституции Украины или не трогать Конституцию Украины, какой бы ни велик был соблазн;

— проголосовать автономию для ОРДЛО и организовать там выборы или действовать в соответствии с международными нормами в отношении временно оккупированных территорий;

— подтвердить проевропейский курс или объявить новую эпоху двустороннего дружбы, мира и жвачки с Россией;

— отменить закон о языке и объявить русский язык государственным/официальным или сделать оригинально-неожиданный ход и не отменять закон о языке и обеспечить широкое внедрение и поддержку;

— оперативно проголосовать все законы для быстрого реформирования основных сфер жизни или проголосовать законы для обеспечения успешного функционирования бизнеса олигархов;

— провести приватизацию государственных предприятий в интересах постоянных и новых бизнес-групп или выставить государственную собственность на прозрачный и честный конкурс;

В сухом остатке. Новой Верховной Раде придется достаточно быстро решать, где ставить запятую в фразе: работать нельзя медлить.

Зоя Казанжи





Комментировать | 0 комментариев
Автор: Ф-16

Как не проиграть Украину на выборах?

09:15 17/05/2019



Прошло пять лет после уличных протестов Евромайдана, а украинцы до сих пор ждут трансформационных лидеров и справедливости. В начале июня политический новичок Владимир Зеленский присягнет в качестве президента. Но это не обязательно приведет к существенным изменениям для страны: следующий президент Украины неопытный, а его связи с олигархами настораживают. Парламент – орган, которому украинцы в стране доверяют меньше – выносит наиболее важные решения и назначает правительство. И есть все признаки того, что силы там будут никак не новые.

Украина проведет парламентские выборы 27 октября. И сейчас, когда майские праздники уже позади, политика в полном разгаре и каждый прихорашивается и готовится к новой битве. Впрочем, пока законодатели и кандидаты, которые хотят справедливости, не могут сработаться. А наиболее популярные политики в целом представляют одну и ту же старую коррупционную элиту.

На прошлой неделе в Стэнфорде мы предварительно расценили приближаеющееся. Шесть политиков из украинских ведущих, направленных на реформы, партий и общественных движений (плюс один из Блока Петра Порошенко, чьи реформистские задатки в лучшем случае сомнительные) выступили на сцене, чтобы представить свои платформы, обжаловать прошлые решения, и призвать Запад дать им больше времени, чтобы наконец объединиться.

Я модерировала эту панель, где были Мустафа Найем из «Действуй с нами», независимая Анна Гопко, Александр Данченко, когда-то из «Самопомощи», Артур Герасимов из БПП, Михаил Лев из «Гражданской позиции», Максим Нефьодов из «Люди важны», Алексей Рябчин из «Батькивщины». Аудитория главным образом состояла из украинцев из диаспоры с залива Сан-Франциско.

Найем – горячий журналист-расследователь, который стал политиком, и который, как приписывают, подстрекнул к протестам на Майдане своим призывом в Facebook делать больше, чем просто ставить «лайк» под постом – сказал толпе, что реформистским партиям в его стране необходимо еще две недели на объединение.

Называйте меня скептичной, но Найем говорит подобное уже 52 недели. Что изменят еще две?

В прошлом году Найем и другие пытались объединить шумную украинскую оппозицию вокруг единого президентского кандидата, и провалились – даже после многочисленных попыток.

Все ждали, что рок-звезда Слава Вакарчук спасет положение. Слава церемонился и, наконец, решил, что ему не по зубам политика высокого уровня. Зеленский ухватился за возможность, и все остальные теперь – история.

Перемотай на сегодняшний день. Украинские реформаторы знают, что им необходимо делать, чтобы сделать Украину приличной, нормальной европейской страной, и они даже не могут сформировать одну-единственную партию. Найем может быть прав – ему может и удастся объединить свою группу «Действия с нами» с «Люди важны», еще одним новым правоцентристским общественным движением, регистрируется как политическая партия 25 мая. Также возможно, что и другие политики вроде Анны Гопко, действующего и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, и, потенциально, Вакарчук, присоединятся.

Но толку из этого.

Даже если случится чудо и украинские реформаторы объединятся, они в лучшем случае получат 8-10% голосов. Ни один из них не имеет доступа к большим телеканалам. Имя ни одного из них не является широко известным в стране, кроме как у Найема. Даже 10% не будет достаточно, чтобы что-то изменить в следующем парламенте.

Широкая картина не слишком привлекательна. Согласно последним рейтингам, с 26% лидирует партия Зеленского, а вслед за ней идет пророссийская Оппозиционная платформа «За життя» с 14%, БПП с 14%, «Батькивщина» с 12%, «Гражданская позиция» с 5%, Игорь Смешко с 5%, и «Радикальная партия» с 4,8%. Следующая коалиция в украинском парламенте будет раздробленная, хрупкая, и не слишком сфокусированная на реформах.

Впрочем, надежда все же есть. Украинские политики, несомненно, недисциплинированные и византийские, но Запад все еще может существенно повлиять на них. Но чтобы сделать это, ему необходимо наклониться. Есть куча всего, что могут сделать западные лидеры, чтобы побудить Украину твердо держаться на пути реформ, или даже осуществлять их усерднее и быстрее следующие пять лет.

Западу следует публично настоять на том, чтобы украинские реформаторы объединились, в то время частно сотрудничая с ними вне сцены. Западным донорам следует предложить нанять профессионального переговорщика, который знает региональные языки, чтобы обеспечить, что на этот раз объединение реформаторов таки произойдет.

Даже в таком случае, как показывает математика, объединение не станет панацеей. Западу необходимо привлекать, побуждать и настоятельно призвать команду Зеленского воплощать свою антикоррупционную программу, как он и обещал как кандидат, и просить об этом вслух, если он этого делать не будет. Западным правительствам также следует побуждать лучших среди менее направленных на реформы, и более важных партий вроде БПП и «Батькивщины».

А еще это время на переосмысление. Западное донорское сообщество слишком робкое. Они пытаются что-то изменить с помощью одних и тех же скучных программ, которые дают мизерные результаты, распределяя ресурсы слишком слабо. Западу необходимо сосредоточивать свои ресурсы в стране, где существует большой спрос на справедливость. Донорам следует выстраивать долгосрочную стратегию, чтобы сеять либеральные, демократические идеи через высококачественный телеканал, который действительно будет способен конкурировать с олигархическими ТВ (общественное телевидение не конкурент), и общенациональную радиостанцию с корреспондентами по всей стране, и университетские программы, апеллирующие к студентам и факультетам. Это будет дорого, но Украина того стоит.

На трансформацию Украины уйдут годы. И плоды этих усилий окупятся. Значение Украины больше, чем у любой другой страны региона, и ее пример многое значит для России.

Запад должен положить все ресурсы на борьбу за свободную Украину, а затем и за остальных.



Комментировать | 0 комментариев
Автор: Альфа

Выборы в Украине: чуда не будет

17:34 22/04/2019



 Эйфория vs скорбь: чуда не будет.

Ну, что, друзья! Вот мы и перешагнули эту дату. Выборы уже становятся историей. Впервые с таким результатом ненависти к действующей власти и таким уровнем надежд на нового президента. Впервые вся Украина объединилась в стремлении начать новый этап своего развития. Закончились шоу с пробирками, анализами, дебатами, стадионами и тоннами грязи и ненависти в адрес друг друга.

Сегодня начинаются обычные будни страны. И нам всем в ней жить. Всем. Вне зависимости от того, кто за кого голосовал. Хотя и настроения в обществе сегодня разные. У многих наблюдается эйфория. У других – скорбь. Одни говорят о скорой катастрофе, другие – о чуде. Но самое отвратительное, что многие продолжают с озлобленностью говорить о своих политических оппонентах. Остановитесь, друзья! Это разрушает нашу жизнь и ничего позитивного не даст. Скорее, наоборот – лишь продолжит раскалывать страну и сталкивать людей лбами.

Феноменальный уровень поддержки Зеленского – это лишь кредит доверия, который может быстро растаять. Эта поддержка говорит лишь о том, что граждане Украины ждут от него и его новой команды чуда. Причем быстрого и молниеносного блицкрига по всем направлениям. Смею вас уверить, что чуда не будет. Уверен, что и катастрофы тоже.

Я не знаю, каким президентом будет Владимир Зеленский и каковы будут его первые шаги и поступки на посту главы государства. Думаю, что он и сам пока точно этого не знает. Но времени на раскачку у него точно нет. Да и уровень сопротивления будет колоссальным. Надо просто начинать работать. Готов ли Зеленский к этим вызовам, станет очень скоро понятно. И первыми маркерами будут действия нового президента по поводу расследований всех коррупционных преступлений нынешнего режима во главе с Порошенко и его ближайшим окружением.

Кроме того, насколько быстро будет проведен тщательный финансовый аудит всех наших государственных монополий, начиная от "Нафтогазу" и заканчивая "Укроборонпромом", "Укрзалізницею", "Укравтодором" или "Укрэнерго". И если в ближайшие месяцы этих расследований не будет или они не приведут к конкретным результатам и каста свинарчуков – коболевых не окажется на скамье подсудимых, это может запустить обратный отсчет кредита доверия.

Кроме того, я хочу в ближайшее время услышать от Владимира Александровича четкий план модернизации Вооруженных сил и СБУ, Генеральной прокуратуры и судебной системы, Службы внешней разведки и МИД. Внешняя политика Украины сегодня полностью себя исчерпала. Нужны новые смыслы и новые подходы. И, конечно, новые кадровые назначения.

Далее. Ситуация с правительством и парламентом. Конечно, было бы правильно распустить нынешний состав Верховной Рады и провести летом досрочные выборы, сформировать новый состав правительства и начать реально модернизировать страну. Но, во-первых, это маловероятно. По многим причинам. А во-вторых, мне бы хотелось, чтобы нынешний парламент все же принял новый закон о выборах с открытыми партийными списками и без мажоритарки. Насколько это реально, покажет время. Думаю, что сейчас начнется очередной "тушкопад по-украински" и "озеленение" парламентского зала.

И наконец. Вокруг Зеленского сейчас сформировано несколько групп влияния. Каждая из них будет претендовать на определенное положение и кадровые квоты. Насколько новому президенту удастся оставаться относительно самостоятельным в принятии решений, покажут первые назначения. Но времени на раскачку нет. От любви до ненависти – один шаг. От колоссальной надежды до колоссального разочарования иногда отделяют считанные месяцы.

Как говорил Михаил Жванецкий, приходят в политику с прекрасным будущим, а уходят с отвратительным прошлым. Хочется пожелать Владимиру Зеленскому сломать эту устоявшуюся традицию. Надеюсь, что у него может получиться. Ну а если события будут развиваться в ином русле и коррумпированная система продолжит существовать, я первый перейду в оппозицию к новому главе государства. Это и есть демократия.

Дмитрий Спивак



Комментировать | 0 комментариев
Автор: Альфа

Дело Савченко: ГПУ стала жертвой своего же пиара и юридических ошибок

09:22 17/04/2019



Освобождение подозреваемой в терроризме внефракционного нардепа Надежды Савченко стало следствием пиара и юридических ошибок Генеральной прокуратуры Украины.


Такое мнение в комментарии изданию "ГОРДОН" выразила юрист, эксперт-криминолог Анна Маляр.

"Я считаю, в деле Савченко есть как юридические, так и политические аспекты. Прокуратура с самого начала допустила несколько фатальных ошибок. И я предполагаю, что именно из-за них было столько самоотводов судей, которые просто не взяли на себя ответственность слушать это дело. Посмотрите, через сколько судов прошло дело Савченко! Это не значит, что у нас кризис судебной системы. Оправдание Савченко – по сути, самоубийство для суда. Но, подозреваю, что низкое качество подготовленных прокуратурой материалов не позволяет вынести какое-то другое решение. На мой взгляд, действия Савченко, в которых ее подозревала ГПУ, были изначально неправильно квалифицированы. То есть в суд обвинительный акт попал не с теми статьями и преступлениями, которые, возможно, совершала Савченко", – отметила Маляр.

Она подчеркнула, что возможное сотрудничество Савченко с боевиками "ДНР" и "ЛНР" должно было расследоваться по статье, связанной с государственной изменой.

"В представлении, которое озвучивал генпрокурор, почему-то говорится о терроризме. Для меня это политическая позиция власти относительно событий на востоке. Ведь с юридической точки зрения на тот момент войну уже называли войной, а "ДНР" и "ЛНР" – оккупационными администрациями. Поэтому подозрение Савченко в сотрудничестве с ними – это не терроризм, а государственная измена. Более того, в статье с перечнем возможных мотивов совершения террористических действий, пункта о посягательстве на территориальную целостность страны нет. Вообще по преступлениям на востоке прокуратура зачастую направляла в суды обвинительные акты со статьями о терроризме. По сути, этим судей загоняли в тупик. События вокруг дела Савченко – это следствие ошибки прокуратуры, допущенной при первичной квалификации действий нардепа", – заявила юрист.

По ее мнению, в деле Савченко ГПУ поплатилась за собственные юридические ошибки.

"Если вспомнить информацию о якобы намерениях Савченко подорвать Верховную Раду, я бы не рассматривала это отдельно от событий на востоке – скорее, в контексте посягательств на насильственную смену, свержение или захват государственной власти. Не стоит упрощать такое преступление до терроризма. Хотя, если ее используют в политических целях и для пиара, то, конечно, почему бы и не упростить весь сюжет. ГПУ стала жертвой своего же пиара и юридических ошибок. Я не исключаю, что у следствия действительно есть доказательства планов Савченко. Но дело в том, что вину человека нужно устанавливать в конкретном процессуальном порядке. Это уже не первый случай, когда во всем винят суд, а на самом деле оказывается, что прокуратура не должным образом оформила доказательства. Это непрофессиональная работа прокуратуры или игра в поддавки? Да, может, Савченко и виновна – ну так докажите это", – резюмировала Маляр.


Комментировать | 1 комментариев
Предыдущие 10 записей

 

Профиль сообщества

Державность зашкаливает

Под колесами государственной машины

Смотреть полный профиль сообщества

Добавить запись в сообщество
 

Новое в сообществах