Понедельник, 20 Августа 2018 г.

Сообщество Геополитика



К списку сообществ | В начало сообщества | Добавить запись

Автор: Ф-16

Страхи Эрдогана

16:19 14/02/2018



С начала года в Средиземноморье произошло сразу несколько инцидентов с участием Турции, Греции и Кипра.

В ночь с 12 на 13 февраля турецкий катер береговой охраны пошел на таран греческого судна, которое стояло на якоре вблизи островов Имия, расположенных в 7 км от анатолийского побережья. Столкновение обошлось без жертв. Данная демонстрация силы со стороны Турции случилась пару недель спустя посещение данного района Эгейского моря министром обороны Греции Паносом Кадемосом. Греческий министр спустил на воду венок в знак памяти погибшим греческим военным из экипажа потерпевшего крушения вертолета во время вооруженного столкновения с Турцией в 1996 г. На данные острова претендует Турция, несмотря на то, что большая часть островов Эгейского моря отошла Греции согласно Лозаннскому мирному договору 1923 г. Советник президента Турции Йигит Булут пообещал переломать руки и ноги любому греческому офицеру или министру, чья нога ступит на острова Имия (по-турецки Кардак). Одновременно турецкие военные корабли блокируют возле берегов Кипра буровое судно итальянской нефтегазовой компании ENI, у которой есть лицензия на поиск углеводородных ресурсов в этом районе. Турки не подпускают итальянское судно к юго-восточной части острова. Президент Турции Реджеп Эрдоган предупредил Грецию, Кипр и международные компании, которые занимаются разведкой природного газа в Средиземном море, не выходить за рамки дозволенного и не посягать на права Турции.

Кипрские страхи Эрдогана

Недавние провокации Турции нацелены на то, чтобы сорвать добычу природного газа на шельфе Кипра. В начале февраля появилась информация о том, что компания ENI открыла новое газовое месторождение "Калипсо-1" в эксклюзивной экономической зоне Кипра. По неподтвержденным данным, запасы этого месторождения составляют 170-230 млрд куб. м природного газа. Это уже второе газовое месторождение, которое открыли на шельфе Кипра. В декабре 2011 г. было открыто газовое месторождение "Афродита" (200 млрд куб. м природного газа) на юге морского шельфа острова. Оператором данного месторождения является американская компания NobleEnergy, которая контролирует в рамках концессии 35% запасов природного газа. Концессии в месторождении "Афродита" также имеют израильские фирмы Delek Drilling и Avner Oil Exploration (по 15% запасов газа), британская компания British Gas Group (35%). В поиске углеводородов на шельфе Кипра также принимают участие французская фирма Total и американская компания ExxonMobil.



Турецкие власти выступают против самостоятельного бурения скважин Кипром и его зарубежными партнерами, считая, что это якобы нарушает права турок-киприотов на природные ресурсы острова. С 1974 г. северная часть острова находится под оккупацией Турции. Там существует непризнанная международным сообществом Турецкая Республика Северный Кипр. Турецкий сепаратизм на Кипре активизировался после попытки властей Греции добиться включения острова в свой состав в ходе государственного переворота на острове. Местные турки были против вхождения в состав Греции и стали вступать в вооруженные столкновения с местными греками. Турция использовала политическую нестабильность в свою пользу и высадила на Кипре 35 тыс. турецких военных, которые захватили северную часть острова. Кипр для Турции — это символ имперского величия, почти как Крым для политической элиты России. С 1570 по 1914 год остров находился в составе Османской империи. Турецкие власти проводят политику неоосманизма и рассчитывают восстановить политико-экономическую сферу влияния Империи, а потому претендуют хотя бы на половину острова и его ресурсы. Проводником влияния Турции на острове является марионеточный сепаратистский режим.

Однако власти Республики Кипр, которая с 2004 г. является членом ЕС, пытаются использовать разработку газовых месторождений не только для создания новых рабочих мест для греков-киприотов и пополнения своей казны, но и как фактор для объединения острова под властью Никосии. Правительство Кипра настаивает на том, что имеет полное право на разработку газовых месторождений, и обещает, что если все пройдет успешно, то получаемая прибыль будет делиться поровну с турками-киприотами, если они согласятся на объединение острова. Такой сценарий мог бы решить социально-экономические проблемы Северного Кипра, который не состоялся как государство. Местный политический эксперт Улас Барис считает, что Северный Кипр — это придаток правительства Турции. Турецкие сепаратисты не могут вести свободную торговлю из-за эмбарго ЕС и ООН. В 2015 г. ВВП Северного Кипра составил 3,749 млрд долл. (на душу населения – 13 737 долл.). Для сравнения, в 2016 г. ВВП Республики Кипр составил 19,8 млрд долл. (на душу населения – свыше 28 тыс. долл.), несмотря на то, что данное государство далеко не самое благополучное в экономическом плане из всех стран - членов ЕС. Северная часть острова получает финансовую помощь Турции. В 2002-2014 гг. на содержание Северного Кипра из бюджета Турции было потрачено 920 млн лир. Больше половины экспортных и импортных операций Северного Кипра связаны с Турцией. После конфликта 1974 г. значительное количество турок-киприотов покинули остров из-за низкого уровня жизни. Сейчас на территории Северного Кипра проживают 220 тыс. турок-киприотов, не считая переселенцев из Турции. Однако в Турции их количество составляет 500 тыс. человек, а в Великобритании — 300 тыс.

Если соседний греческий Кипр начнет обогащаться за счет продажи природного газа, то идея воссоединения острова в качестве федерации или конфедерации может начать набирать популярность среди турок-киприотов. Прошлогодняя конференция в швейцарском населенном пункте Кран-Монтана не принесла прогресс в деле урегулирования кипрского конфликта и воссоединения острова. Для Эрдогана такой сценарий нежелателен. Потому Турция препятствует разведке газовых месторождений Кипром и зарубежными фирмами, желая перенять инициативу в свои руки. Она обзавелась первым судном для разведки месторождений природного газа и планирует начать бурение месторождений самостоятельно.

Российский фактор

Поскольку Турция участвует в российском проекте газопровода "Турецкий поток", разведка и добыча природного газа в Восточном Средиземноморье, с последующем экспортом в Евросоюз, представляет конкуренцию инициативе РФ. Газопровод "Турецкий поток" позволит прокачивать 31,5 млрд куб. м природного газа в год, если будет построена вторая ветка в ЕС. Помимо кипрских месторождений "Калипсо-1" и "Афродита", в Восточном Средиземноморье есть еще месторождения "Левиафан" и "Тамар" на шельфе Израиля, которые содержат 1 трлн куб. м природного газа. Запасы природного газа одних только кипрских месторождений способны полностью покрыть ежегодные потребности Италии (64,5 млрд куб. м) и Греции (3,84 млрд куб. м) в голубом топливе на ближайшие 6 лет, а с учетом израильских запасов — почти на 21 год. В декабре прошлого года Италия, Греция, Кипр и Израиль подписали соглашение о реализации проекта Восточно-Средиземноморского газопровода стоимостью 7,36 млрд долл. в течение 6-7 лет, протяженностью 2 тыс. км, который будет проходить по дну Эгейского моря и напрямую соединит газовые месторождения Восточного Средиземноморья с рынком ЕС. Мощность газопровода составит 20 млрд куб. м природного газа в год.



Греция и Италия рассматриваются Россией и Турцией как потенциальные покупатели природного газа, который будет транспортироваться по "Турецкому потоку". В ноябре 2017 г. греческая сторона и российская компания "Газпром" подписали меморандум об использовании проектируемого Трансадриатического газопровода (мощностью 10 млрд куб м. газа в год) для доставки в Грецию и Италию российского природного газа по трубопроводу "Турецкий поток" к 2020 г. Реализация проекта Восточно-Средиземноморского газопровода ставит под сомнение целесообразность участия Греции и Италии в "Турецком потоке". В лучшем случае закупка российского природного газа отойдет на второй план.

Своими провокациями в районе островов Имия в Эгейском море турки дают понять грекам и итальянцам, что они не позволят построить им Восточно-Средиземноморский газопровод и будут всячески препятствовать данной инициативе. Дополнительную дестабилизирующую роль играет турецкий сепаратизм на севере Кипра. Турция под предлогом защиты интересов турок-киприотов использует свои военно-морские силы для того, чтобы препятствовать разведке газовых месторождений на шельфе острова. Замыслы Эрдогана предельно понятны: защита экономических интересов Турции и России путем предотвращения появления в регионе проектов, которые могут составить конкуренцию газопроводу "Турецкий поток". Интересы Анкары и Москвы пересекаются в Восточном Средиземноморье.

Реакция Запада


Провокации Турции в Эгейском море и в районе Кипра грозят дальнейшему ухудшению отношений с Евросоюзом. После консультаций с президентом Кипра Никосом Анастасиадисом президент Совета ЕС Дональд Туск потребовал от Турции избегать в своих действиях угроз в адрес стран - членов ЕС и уважать их территориальную целостность, морское и воздушное пространства. ЕС поддерживает Кипр и Грецию в спорах с Турцией вокруг газовых месторождений, поскольку защищает интересы европейских нефтегазовых компаний, которые принимают участие в их разведке. Добыча природного газа на шельфе Кипра и реализация проекта Восточно-Средиземноморского газопровода вписываются в стратегию ЕС по диверсификации направлений закупки энергоносителей для сокращения зависимости от российского природного газа. Срывая разработку месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье, Турция создает угрозу для энергетической безопасности южных стран - членов ЕС. Помимо проблемы беженцев, политических репрессий в Турции против европейских журналистов, в отношениях Анкары и Брюсселя появился спорный вопрос энергетического характера.

Сомнительно, что европейская дипломатия и озабоченность чиновников из Брюсселя произведут впечатление на Анкару и заставят турок придерживаться более сдержанной позиции в Восточном Средиземноморье. Турция действует с позиции силы в отношениях с Кипром, пользуясь членством в НАТО. США закрывают глаза на внешнеполитические авантюры Турции, поскольку не хотят обострять отношения со странами - членами альянса. Не получится использовать механизм НАТО для принуждения Турции учитывать энергетические интересы Европы. Чтобы разведка и добыча природного газа в Восточном Средиземноморье сдвинулись с мертвой точки, европейцам имеет смысл задействовать общую политику безопасности и обороны ЕС для давления на Турцию. Евросоюз имеет опыт проведения военно-морских миссий "Аталанта" по борьбе с пиратством в северо-западной части Индийского океана и "София" по борьбе с незаконной миграцией в южной части Средиземного моря, которые были организованы без участия НАТО и Турции.

Похожая военно-морская миссия может быть организована под эгидой ЕС в Восточном Средиземноморье для обеспечения безопасности бурильных работ нефтегазовых компаний на газовых месторождениях. Организована, в частности, с привлечением фрегатов и корветов военно-морских сил Франции и Италии, чьи компании работают в регионе. Евросоюзу необходимо создать противовес Турции в регионе своих энергетических интересов и блокировать доступ турецким военным кораблям к кипрским газовым месторождениям. Сомнительно, что Турция готова к такому развитию событий. Одно дело запугивать власти Греции и Кипра и бомбить сирийских курдов в Африне, совсем другое — вступать в конфронтацию с ключевыми и влиятельными странами - членами ЕС. Однако все будет зависеть от того, хватит ли у Брюсселя политической воли продемонстрировать силу Анкаре. Если нет, то амбициозные проекты европейцев останутся на бумаге.

Кухалейшвили Георгий, политолог-международник


Добавить ссылку на материал в блог          Добавить ссылку на материал на форум


Ваш ник
e-mail для получения комментариев (необязательно)
Ваш комментарий


Новое в сообществах