Четверг, 16 Августа 2018 г.
Сообщество Фальшивая история

К списку сообществ | В начало сообщества | Добавить запись

Автор: Ф-16

Что не расскажут туристам в Брестской крепости?

10:14 04/07/2018



В день, которые в СССР и теперь в современной России принято считать началом "Великой Отечественной" — 22 июня – традиционный наплыв российских туристов в белорусский Брест. Гости ходят по мемориалу, смотрят представления. Проходят экскурсии, адаптированные к восприятию гражданами РФ. А в самой России на телеканалах в эти дни крутятся фильмы на военную тематику. Естественно, особое место отводится защите Брестской крепости, одному из немногих фактов, который можно использовать в агитации — не будешь же рассказывать о "героическом бегстве".

На первый взгляд, добавить тут нечего, слова давно разучены, мемориал отстроен, сценарий ежегодного действа "откатан". Но есть по крайней мере один факт, один эпизод, один памятник, о котором не рассказывают туристам. Он связан с деятельностью 132-го батальона НКВД, который защищался в казематах крепости и бойцы которого, без преувеличения, сражались до последнего.

Но не зря о полном названии батальона, и о том, чем его бойцы занимались в крепости наглухо "забыла" официальная советская историография, а следом за ней продолжает "не помнить" современная российская. И пока что "не вспомнила" белорусская.

Для начала давайте подумаем: Брестская крепость, если верить советской историографии, была военным гарнизоном, то есть находилась в ведении (и на балансе) Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). НКВД — совсем другое ведомство. В его ведении были тюрьмы, аресты, репрессии, ГУЛАГ и расстрелы. Ещё большая путаница наступает, когда читаешь полное название батальона: "132-й (конвойный) батальон НКВД". То есть он должен охранять заключённых.

Этим его бойцы и занимались. Личный состав, кроме первой роты, охранял тюрьмы в Бресте. Основная, №23, или, как её называли, "Краснуха" была существенно расширена после захвата Бреста "советами" в 1939 году. Но всё равно площадей "не хватало" — согласно докладной записке о "наполняемости тюрем", по состоянию на 10 июня 1941 года в брестской тюрьме №23 при наличии 2680 мест содержались 3807 человек.

Вновь возникает логичный вопрос: если "Краснуха" находилась в городе, почему 132-й батальон был расквартирован в крепости? Ответ на него можно найти, если поискать документы и воспоминания о другом учреждении — внутренней тюрьме УНКВД или "Бригитках". Бывшее здание женского бригитского монастыря на территории крепости перепрофилировала в тюрьму Российская империя после разделов Речи Посполитой.

В ней содержались в первую очередь политические узники. Учитывая, что восстания против "русских братьев" на территории современной Беларуси в 19 веке проходили с завидной регулярностью, тюрьма не пустовала. Туда помещались соратники Костюшко после восстания 1794 года, солдаты корпуса Понятовского и гусарии ВКЛ, которые сражались в армии Наполеона, подпольщики "филоманты", арестованные в 1823 году, повстанцы 1831-32 годов, касинеры восстания Калиновского 1863-64 годов, участники подпольных организаций конца 19 века.

В период второй Речи Посполитой "тюрьма на Бригитках" также использовалась — расположение на территории крепости, наполненной войсками, делало крайне удобным содержание там политзаключённых. В частности, туда поместили 21 депутата Польского Сейма, обвинённых в подготовке государственного переворота. Там же содержались командиры белорусской и украинской антипольской партизанки. "Бригитки", как тогда цинично шутили, были "элитным курортом для очень важных персон". Небольшое количество мест (по польским данным до 350) и хорошая охрана делали побег невозможным.

На этом вновь переходим к 132-му конвойному батальону НКВД. Одной из ключевых его задач была охрана узников "Бригиток" — "советы" использовали тюрьму как место содержания особо важных узников, как они писали, "белорусских и польских националистов". Правда, слово "охрана" в данном случае справедливо лишь отчасти. Камеры "Бригиток" были камерами смертников — туда помещали людей, которых необходимо было уничтожить.

По состоянию на 20 июня 1941 года, количество заключённых составляло "около 680 душ" — точную цифру командиры батальона назвать затруднялись, поскольку одних они расстреливали, но на смену мёртвым поступали новые и новые смертники. Например, только за три дня, с 19 по 22 июня 1941-го, в Западной Беларуси были арестованы 24 442 человека. Из них 2059 — члены белорусских, польских и украинских организаций — были помещены в специальные тюрьмы (в том числе в камеры смертников). Остальные — "выселены" в лагеря. Последний эшелон ушёл из Бреста в час ночи 22 июня.

Теперь вернёмся к событиям 22 июня. Если верить документам (в том числе свидетельствам участников событий), артподготовкой была пробита дыра в стене "Краснухи", караул разбежался, узники вышли на свободу.

С "тюрьмой на Бригитках" была иная история — артподготовка обошла здание комплекса стороной, тюрьму штурмовали группы разведбатальона 45-й пехотной дивизии вермахта под командованием Гельмута фон Панвица. Караул был достаточно быстро уничтожен, из тюрьмы немцы отконвоировали в тыл около 280 человек, которых на следующий день отпустили. Среди них, кстати, был Казимир Свёнтек — будущий католический кардинал, который в конце 20 века возглавлял белорусскую католическую церковь.

Остановимся на этих данных — 280 человек из 680-и попали к немцам. Где остальные? Часть, как скупо говорят российские историки, "погибла при штурме". Но ведь артиллерия не применялась, в тюрьме шёл стрелковый бой, камеры — отдельные помещения за железной дверью. Возможно, кого-то из узников и догнала шальная пуля, но велика вероятность того, что бойцы 132-го батальона НКВД в ночь на 22 июня и даже в начале штурма просто расстреливали людей. Для них это было наиболее логичным и привычным делом. К слову, именно такая логика содержалась в приказах по ведомству, которые вышли уже 23 июня и были направлены в западные области СССР.

Увы, но даже если где-то в архивах есть документы и свидетельства происходившего "на Бригитках" в первые часы войны, они пока не доступны. А если они находятся в спецархивах ФСБ — они не будут доступны ещё очень долго, ведь 132-й батальон — "героические защитники Брестской крепости".

А все потому, что героически защищали бойцы этого подразделения не Брестскую крепость, а себя – им просто было некуда деваться. Даже в отредактированной версии истории проскакивает информация о, мягко говоря, нелояльном отношении местных жителей к советской власти. Даже в крепости были случаи, когда солдаты из числа жителей Западной Беларуси сдавались в плен либо стреляли в своих командиров и особо рьяных большевиков.

Почему? Можно приводить множество фактов, а можно отослать к упомянутому в тексте документу о спецоперации 19-21 июня, когда за три дня были схвачены более 24 тысячи человек. И это уже после нескольких масштабных валов арестов и расстрелов, которые проводили органы НКВД с осени 1939 года. У каждого жителя региона был друг или родственник, попавший в жернова красного террора.

В этом, среди прочего, и причины отчаянной обороны бойцов 132-го батальона. Палачам некуда было бежать. Если бы они были местными — был бы хоть один шанс. Но, в Сети есть поимённый список личного состава, в том числе национальный. Из 563 человек списочного состава было лишь восемь белорусов, призванных из восточных областей. Да и то, из этих восьми, четверо — медики. Солдаты и офицеры батальона НКВД прекрасно понимали, что даже вырваться из крепости не означает спастись — их бы убили местные жители.

И это не предположение. Например, есть свидетельства о том, что при подходе немцев к городам Западной Беларуси местное население искало офицеров НКВД в Домах командного состава – зданиях, построенных (или забранных у владельцев) вблизи военных городков. Судьба тех, кого находили, была незавидной.

В городе Новогрудок местные жители напали на эшелон с заключёнными, который готовили к отправке "в тыл". Перебили конвой, отпустили земляков на свободу. Замечу, что это происходило в тот момент, когда Новогрудок был в тылу Красной армии.

Поэтому бойцы 132-го батальона НКВД дрались до последнего патрона, не отступали, не сдавались в плен. Они сражались героически. Так же героически, как попав в окружение в 1944 и 1945-м, сражались солдаты и офицеры СС из отрядов, охранявших лагеря за пределами Германии. Те тоже понимали, что попытка "уйти по одному", сдаться в плен означает гарантированную смерть, и что попытка сопротивления даже в полном окружении оставляет больше шансов на выживание. Точно так же бросается в последнюю атаку бешеный зверь, загнанный охотниками.

Но вся правда о 132-м батальоне НКВД не укладываются в официальный советско-российский миф о "доблестных защитниках крепости". Защитник не может быть убийцей. Поэтому о "тюрьме на Бригитках" нет даже упоминания в официальных путеводителях по Брестской Крепости. Более того, зная, что в тюрьме принял бой караул, никто не проводил раскопки с целью найти тела бойцов. Логично — ведь вместо тел солдат и офицеров НКВД можно было наткнуться на "неудобные" останки тех самых "погибших при штурме" узников "Бригиток" с характерными пулевыми отверстиями в черепах.

В Советском Союзе создавали миф, не замечая или уничтожая всё, что этому мешало. Поэтому даже здание бывшего монастыря, практически уцелевшее во время войны (напомню, его не обстреливали артиллерией) было взорвано в 1955 году армейскими сапёрами. Сегодня на этом месте пустырь, заросший лесом. Но в этот лес не водят туристов. О нем не пишут российские историки. "Тюрьмы на Бригитках" нет в официальной историографии РФ, нет ее и в белорусской.

Исследование темы "Бригиток" до недавнего времени велось белорусскими энтузиастами. Последние 2-3 года ситуация начала меняться — появились публикации, в том числе в местной прессе. Я очень надеюсь, что рано или поздно профессиональные историки, археологи, архивисты дополнят уже имеющиеся данные и воссоздадут реальную картину "героического" 132-го батальона НКВД в Беларуси и в Брестской крепости, в частности.



Комментировать | 0 комментариев
Автор: Можно ли мочить Манту?

пресс-конференция президента Порошенко

12:16 06/03/2018

И еще один миф советских времен рухнул! Оказывается, вода на коже никак не может повлиять на результаты туберкулиновой пробы, уверена и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Вот она – настоящая декоммунизация, а не та, которую нам навязывает институт им. Альцгеймера. При этом пробу Манту не стоит тереть, чесать и царапать, одним словом – беспокоить. Впрочем, наш народ уже хорошо знает, кого и что лучше не беспокоить.

манту

Вот скажите, вы чего ждали от пресс-конференции Президента Украины? Сообщения, что нас в ЕС или НАТО приняли? Что война закончилась? Что тетки из МВФ бегают за Гройсманом с криком: «Вова, возьми миллиард!» Откуда такое детское ожидание чуда у миллионов людей? И откуда такое нервное разочарование, если чуда не случилось?

Эксперты говорят, мол, неожиданность, даже внезапность выхода Президента на люди резко усилила ожидания. Тщательней надо, господа аналитики. Пресс-конференция состоялась в аккурат накануне голосования в Раде важнейшего для отношений с ЕС и МВФ закона об Антикоррупционном суде, день в день с вынесением вердикта в Стокгольмском арбитраже по иску «Нафтогаза» к «Газпрому» и на день раньше выступления Путина перед российской элитой. Как по мне, уже этих трех заранее ожидаемых событий хватило для того, чтобы назначить день большой встречи с журналистами.

Что касается журналистов, то, по-моему, наши столичные коллеги, пришедшие на пресс-конференцию «порвать» Порошенко, переоценили свои возможности. Они преподносили Президенту по большей части заведомо очевидные вопросы (о Саакашвили, Мальдивах, досрочных и срочных выборах, отношениях с Польшей и РФ), как откровения от Матфея. Естественно, Петр Алексеевич, опытный теннисист, легко отбил все атаки хорошо подготовленными ударами.

Политологи уже разобрали Порошенко-шоу на буквы и знаки препинания, выделив кто десять, а кто и пятнадцать главных месседжей. Я же выделю всего три пассажа, которые показались наиболее интересными.

Итак, Президент после слишком долгой паузы наконец-то четко обозначил свое резко негативное отношение к вооруженным активистам в различных униформах, «даже если они и заявляют, что пытаются обеспечить порядок в Украине». Право на применение силы – исключительная прерогатива государства. И точка. Я думаю, мы очень скоро убедимся, насколько серьезно настроен Президент в этом вопросе.

Еще одна цитата – в ней для нас ничего нового, но есть то, что люди давно и настойчиво пытались донести до власти. «От многих реформ большинство украинцев, к сожалению, пока не чувствуют позитивного эффекта, поскольку жизнь украинцев значительно не улучшилась. […] Меня это в целом не устраивает», - сказал Президент. И нас не устраивает. Особенно на фоне расслоения нашего общества, пронизанного социальной несправедливостью.

Единственный вопрос, за который я бы поставил коллеге «отлично», все-таки прозвучал в гулком помещении музейного комплекса «Арсенал». «Расскажите ваш секрет, как так получается, что в стране все плохо, а у вас – хорошо. Как это быть президентом-олигархом в стране, где люди выживают, а не живут. Вы ощущаете ценностное несоответствие?» - спросила журналистка «Детектор медиа» Марина Барановская.

«Я не ношу розовые очки. Я лично вижу все проблемы в стране… Когда я не был президентом, мое состояние было намного больше, чем сейчас. Я единственный президент, у которого такая динамика», - ответил Петр Порошенко. И после небольшой паузы добавил, «моя жизнь – не сахар», чем окончательно снял все попытки расчесать Манту.

Все остальное, озвученное на пресс-конференции Порошенко, абсолютно укладывалось в рамки ежедневной политической риторики Петра Алексеевича. И нечего дергаться и расстраиваться – ждите выборов, ребята.

А Виктору Федоровичу ждать нечего. В смысле, ловить. Его пресс-конференция оказалась на редкость унылой и бесцельной, как прыжки по пенькам. Ничего нового мы не услышали, читал по бумажке экс плохо, говорил еще хуже и вздыхал при этом, как усталая лошадь. А фраза «Как говорят, я ваши деньги не считаю – вы не считайте мои» однозначно доказывает: пациент безнадежен. Доставать его из нафталина и отмывать просто бессмысленно.

Ефим Мармер, "Украина-Центр"


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Можно ли мочить Манту?

пресс-конференция президента Порошенко

12:16 06/03/2018

И еще один миф советских времен рухнул! Оказывается, вода на коже никак не может повлиять на результаты туберкулиновой пробы, уверена и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Вот она – настоящая декоммунизация, а не та, которую нам навязывает институт им. Альцгеймера. При этом пробу Манту не стоит тереть, чесать и царапать, одним словом – беспокоить. Впрочем, наш народ уже хорошо знает, кого и что лучше не беспокоить.

манту

Вот скажите, вы чего ждали от пресс-конференции Президента Украины? Сообщения, что нас в ЕС или НАТО приняли? Что война закончилась? Что тетки из МВФ бегают за Гройсманом с криком: «Вова, возьми миллиард!» Откуда такое детское ожидание чуда у миллионов людей? И откуда такое нервное разочарование, если чуда не случилось?

Эксперты говорят, мол, неожиданность, даже внезапность выхода Президента на люди резко усилила ожидания. Тщательней надо, господа аналитики. Пресс-конференция состоялась в аккурат накануне голосования в Раде важнейшего для отношений с ЕС и МВФ закона об Антикоррупционном суде, день в день с вынесением вердикта в Стокгольмском арбитраже по иску «Нафтогаза» к «Газпрому» и на день раньше выступления Путина перед российской элитой. Как по мне, уже этих трех заранее ожидаемых событий хватило для того, чтобы назначить день большой встречи с журналистами.

Что касается журналистов, то, по-моему, наши столичные коллеги, пришедшие на пресс-конференцию «порвать» Порошенко, переоценили свои возможности. Они преподносили Президенту по большей части заведомо очевидные вопросы (о Саакашвили, Мальдивах, досрочных и срочных выборах, отношениях с Польшей и РФ), как откровения от Матфея. Естественно, Петр Алексеевич, опытный теннисист, легко отбил все атаки хорошо подготовленными ударами.

Политологи уже разобрали Порошенко-шоу на буквы и знаки препинания, выделив кто десять, а кто и пятнадцать главных месседжей. Я же выделю всего три пассажа, которые показались наиболее интересными.

Итак, Президент после слишком долгой паузы наконец-то четко обозначил свое резко негативное отношение к вооруженным активистам в различных униформах, «даже если они и заявляют, что пытаются обеспечить порядок в Украине». Право на применение силы – исключительная прерогатива государства. И точка. Я думаю, мы очень скоро убедимся, насколько серьезно настроен Президент в этом вопросе.

Еще одна цитата – в ней для нас ничего нового, но есть то, что люди давно и настойчиво пытались донести до власти. «От многих реформ большинство украинцев, к сожалению, пока не чувствуют позитивного эффекта, поскольку жизнь украинцев значительно не улучшилась. […] Меня это в целом не устраивает», - сказал Президент. И нас не устраивает. Особенно на фоне расслоения нашего общества, пронизанного социальной несправедливостью.

Единственный вопрос, за который я бы поставил коллеге «отлично», все-таки прозвучал в гулком помещении музейного комплекса «Арсенал». «Расскажите ваш секрет, как так получается, что в стране все плохо, а у вас – хорошо. Как это быть президентом-олигархом в стране, где люди выживают, а не живут. Вы ощущаете ценностное несоответствие?» - спросила журналистка «Детектор медиа» Марина Барановская.

«Я не ношу розовые очки. Я лично вижу все проблемы в стране… Когда я не был президентом, мое состояние было намного больше, чем сейчас. Я единственный президент, у которого такая динамика», - ответил Петр Порошенко. И после небольшой паузы добавил, «моя жизнь – не сахар», чем окончательно снял все попытки расчесать Манту.

Все остальное, озвученное на пресс-конференции Порошенко, абсолютно укладывалось в рамки ежедневной политической риторики Петра Алексеевича. И нечего дергаться и расстраиваться – ждите выборов, ребята.

А Виктору Федоровичу ждать нечего. В смысле, ловить. Его пресс-конференция оказалась на редкость унылой и бесцельной, как прыжки по пенькам. Ничего нового мы не услышали, читал по бумажке экс плохо, говорил еще хуже и вздыхал при этом, как усталая лошадь. А фраза «Как говорят, я ваши деньги не считаю – вы не считайте мои» однозначно доказывает: пациент безнадежен. Доставать его из нафталина и отмывать просто бессмысленно.

Ефим Мармер, "Украина-Центр"


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Можно ли мочить Манту?

пресс-конференция президента Порошенко

12:15 06/03/2018

И еще один миф советских времен рухнул! Оказывается, вода на коже никак не может повлиять на результаты туберкулиновой пробы, уверена и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Вот она – настоящая декоммунизация, а не та, которую нам навязывает институт им. Альцгеймера. При этом пробу Манту не стоит тереть, чесать и царапать, одним словом – беспокоить. Впрочем, наш народ уже хорошо знает, кого и что лучше не беспокоить.

манту

Вот скажите, вы чего ждали от пресс-конференции Президента Украины? Сообщения, что нас в ЕС или НАТО приняли? Что война закончилась? Что тетки из МВФ бегают за Гройсманом с криком: «Вова, возьми миллиард!» Откуда такое детское ожидание чуда у миллионов людей? И откуда такое нервное разочарование, если чуда не случилось?

Эксперты говорят, мол, неожиданность, даже внезапность выхода Президента на люди резко усилила ожидания. Тщательней надо, господа аналитики. Пресс-конференция состоялась в аккурат накануне голосования в Раде важнейшего для отношений с ЕС и МВФ закона об Антикоррупционном суде, день в день с вынесением вердикта в Стокгольмском арбитраже по иску «Нафтогаза» к «Газпрому» и на день раньше выступления Путина перед российской элитой. Как по мне, уже этих трех заранее ожидаемых событий хватило для того, чтобы назначить день большой встречи с журналистами.

Что касается журналистов, то, по-моему, наши столичные коллеги, пришедшие на пресс-конференцию «порвать» Порошенко, переоценили свои возможности. Они преподносили Президенту по большей части заведомо очевидные вопросы (о Саакашвили, Мальдивах, досрочных и срочных выборах, отношениях с Польшей и РФ), как откровения от Матфея. Естественно, Петр Алексеевич, опытный теннисист, легко отбил все атаки хорошо подготовленными ударами.

Политологи уже разобрали Порошенко-шоу на буквы и знаки препинания, выделив кто десять, а кто и пятнадцать главных месседжей. Я же выделю всего три пассажа, которые показались наиболее интересными.

Итак, Президент после слишком долгой паузы наконец-то четко обозначил свое резко негативное отношение к вооруженным активистам в различных униформах, «даже если они и заявляют, что пытаются обеспечить порядок в Украине». Право на применение силы – исключительная прерогатива государства. И точка. Я думаю, мы очень скоро убедимся, насколько серьезно настроен Президент в этом вопросе.

Еще одна цитата – в ней для нас ничего нового, но есть то, что люди давно и настойчиво пытались донести до власти. «От многих реформ большинство украинцев, к сожалению, пока не чувствуют позитивного эффекта, поскольку жизнь украинцев значительно не улучшилась. […] Меня это в целом не устраивает», - сказал Президент. И нас не устраивает. Особенно на фоне расслоения нашего общества, пронизанного социальной несправедливостью.

Единственный вопрос, за который я бы поставил коллеге «отлично», все-таки прозвучал в гулком помещении музейного комплекса «Арсенал». «Расскажите ваш секрет, как так получается, что в стране все плохо, а у вас – хорошо. Как это быть президентом-олигархом в стране, где люди выживают, а не живут. Вы ощущаете ценностное несоответствие?» - спросила журналистка «Детектор медиа» Марина Барановская.

«Я не ношу розовые очки. Я лично вижу все проблемы в стране… Когда я не был президентом, мое состояние было намного больше, чем сейчас. Я единственный президент, у которого такая динамика», - ответил Петр Порошенко. И после небольшой паузы добавил, «моя жизнь – не сахар», чем окончательно снял все попытки расчесать Манту.

Все остальное, озвученное на пресс-конференции Порошенко, абсолютно укладывалось в рамки ежедневной политической риторики Петра Алексеевича. И нечего дергаться и расстраиваться – ждите выборов, ребята.

А Виктору Федоровичу ждать нечего. В смысле, ловить. Его пресс-конференция оказалась на редкость унылой и бесцельной, как прыжки по пенькам. Ничего нового мы не услышали, читал по бумажке экс плохо, говорил еще хуже и вздыхал при этом, как усталая лошадь. А фраза «Как говорят, я ваши деньги не считаю – вы не считайте мои» однозначно доказывает: пациент безнадежен. Доставать его из нафталина и отмывать просто бессмысленно.

Ефим Мармер, "Украина-Центр"


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Анна Вихр

Как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде

08:11 04/09/2017

 

Times публикует статью своего обозревателя Дэвида Аароновича, в которой тот объясняет, как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде.

Как пишет Ааронович, во время казавшейся тогда бесконечной холодной войны Запад и Советский Союз боролись за лояльность развивающихся стран и так называемых тогда "прогрессивных сил".

Прогрессивные силы состояли из студентов, женщин, молодежи, адвокатов и борцов за мир. Для каждой из этих групп Советский Союз создал свою собственную организацию. Все они утверждали, что озабочены лишь миром во всем мире, но на самом деле они занимались чем-то ровно обратным - помогали внешней политике Кремля.

Советскому Союзу, в отличие от его наследницы России, которая начинает вторую холодную войну, было легче это организовать, так как тогда на Западе были миллионы социалистов и коммунистов, убежденных в превосходстве советской политической системы или, как минимум, ее потенциальном превосходстве.

До самых последних дней существования СССР на Западе были люди, которые хотели бы стать советскими гражданами.

Вряд ли кто-либо сейчас захочет быть россиянином, пишет Times. России есть мало чего предложить. В результате ее пропаганда занимается в основном очернением и дестабилизацией.

Эта пропаганда отличается враждебным отношением к иммиграции с особым акцентом на том, как этот феномен представляет собой угрозу "западным ценностям"; поддержкой сирийского президента Башара Асада; отрицанием того, что правительство Сирии использует химическое оружие; презрением к Европейскому Союзу; утверждениями, что Запад виновен в кризисе на Украине; скептицизмом в связи с заявлениями, что Россия хоть как-то причастна к крушению рейса MH17 авиакомпании Malaysia Airlines; поддержкой любых этно-националистических партий в Европе и разделом людей на тех, кто поддерживает ведущие СМИ, и тех, кто "ищет истины".

Но все не так просто. Западные общества позволяют своим гражданам быть не только умными, но и глупыми и вообще неправыми.

"Да, было бы хорошо, если бы мы учили нашу молодежь различать информацию и дезинформацию, - отмечает Ааронович. - Но мы в этой борьбе победим".

Статуя Маркса по-прежнему стоит на Хайгейтском кладбище в Лондоне, потому что общество могло свободно обсуждать его идеи, продолжает он.

Оппоненты Путина, с другой стороны, опасаются за свою жизнь, потому что созданное им общество слишком слабое и хрупкое и не может позволить себе свободу волеизъявления.

"Он боится нас больше, чем мы боимся его. Выступать против него? - конечно. Дрожать от одного его имени? - никогда", - пишет Дэвид Ааронович в Times.

Русские фейки очень надоели Европе, но она ничего не может поделать

Маленькая Эстония банит российских журналистов, но это исключение из правил. В целом ЕС реагирует на фабрикацию Кремлем фейковых новостей очень вяло и неэффективно

На этой неделе Кремлю в Европе не везет. Для начала выяснилось, что отмена санкций не светит. По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, вопрос отмены санкций против России будет поднят только тогда, когда последняя выполнит Минские соглашения.

А дальше оказалось, что Евросоюз планирует наступление на российскую пропаганду. Новый еврокомиссар по цифровым технологиям Мария Габриэль объявила, что одной из ее первых задач на новой работе будет организация группы экспертов по фейковым новостям.

Как следует из сообщения сайта EurActiv, для начала это будут публичные консультации, которые продлятся два или три месяца. А в перспективе это может привести к новым правилам игры для соцсетей, в частности Facebook и Twitter. Компании могут обязать тщательнее следить за тем, что размещают участники.

Как пишет издание, Еврокомиссия в сентябре собирается установить общие требования для компаний, согласно которым они будут обязаны удалять нелегальный контент, который пользователи размещают на их платформах.

Впрочем, пока рано говорить о каком-то новом законодательстве на уровне ЕС. Сейчас, как объясняет Габриэль, она планирует только начать публичные консультации и сформировать группу привлеченных экспертов, которые смогут давать ей советы по фейковым новостям.

Новый еврокомиссар далеко не первая, кто собирается выработать механизм противодействия российской пропаганде, которая использует для своих целей финансируемые государством СМИ, фабрики троллей, армии ботов и другие средства.

С марта 2015-го работает небольшая "Оперативная группа по стратегическим коммуникациям на Востоке" (East StratCom Task Force). В начале августа журналист Time Саймон Шустер писал, что весь штат группы состоит из трех журналистов и не имеет собственного бюджета. Им помогают общественные организации, дипломаты, сотрудники аналитических центров и специалисты по медиа.

Но уровень популярности дайджеста в соцсетях, который готовит East StratCom, очень низкий. Например, в Facebook их страница имеет всего около 18 тысяч "лайков". В то же время страница российского пропагандистского информагентства Sputnik - около 1,1 млн "лайков".

Пока в Брюсселе делают очень аморфные попытки борьбы с российской пропагандой, Германия пошла более жестким путем. В июне бундестаг принял разработанный правительством закон, который обязывает популярные соцсети (такие, которые имеют более 2 млн пользователей) удалять нелегальный контент (язык ненависти, порнография, злонамеренная пропаганда) в течение 24 часов. Иначе им грозит штраф от 5 млн до 50 млн евро.

Принятие этого закона вполне объяснимо - 24 сентября Германию ждут выборы в федеративный парламент. Ожидается, что российская пропагандистская машина на полную мощь будет запущена против действующего канцлера Ангелы Меркель. Однако упомянутый закон вступит в силу только в октябре, поэтому на ход выборов вряд ли повлияет.

В Facebook осознают опасность пропаганды и фейковых новостей. С марта компания начала сотрудничать с немецким коллективом журналистов-расследователей Corrective. Саймон Шустер подробно описывает, как выглядит это сотрудничество.

Коллектив Corrective состоит из четырех журналистов, которые каждое утро получают по электронной почте, Facebook, где содержится подборка фальшивок, кликбейтов и постов, отмеченных пользователями соцсети как ложные или оскорбительные.

Если проверка подтверждает, что новость фэйковая, она отмечается в ленте пользователей флажком "disputed" (сомнительно) и опускается вниз.

Впрочем, этот метод так же тяжело назвать эффективным, несмотря на несоответствие брошенных на информационную войну ресурсов. Россия тратит на пропаганду миллионы. Фейковые новостные истории имеют тысячи перепостов благодаря армии ботов.

Тем временем Corrective имеет только маленькую команду и очень скромное присутствие в соцсетях: чуть больше 400 фолловеров на Twitter и 27 тысяч "лайков" в Facebook. К тому же, если Facebook хоть как-то пытается бороться с пропагандой, другие компании особо на нее не обращают внимания.

К последним, как пишет Шустер, принадлежит, Twitter, несмотря на жалобы, не удаляет посты с языком ненависти, антисемитским содержанием и т.п.

Ключевая проблема борьбы с пропагандой для Евросоюза содержится в принципиальном нежелании отвечать на нее контрпропагандой. Россия мастерски использует демократические ценности против их же носителей-европейцев.

Российские пропагандисты любят поговорить о свободе слова, о равенстве всех перед законом, хотя в их родной стране этими вещами и не пахнет. Телеканал RT (бывший Russia Today) даже запустил в этом году собственный проект FakeCheck (проверка фейков) где якобы развенчивает ложные новости западных медиа. Он, правда, выполнен очень неряшливо - примерно так же, как и похожая инициатива российского МИД.

А все, что способны противопоставить их циничной лжи европейские светлые головы - это попытка опровержения дезинформации. Но их голос тонет в шумном море ботов и троллей.

А иногда еще и производит противоположный эффект - развенчание какой-то фейковой истории лишь подогревает к ней интерес и приводит к перепостов, которые сопровождают комментариями типа "смотрите, как от нас пытаются скрыть правду".

Но есть страны-члены ЕС, которые готовы действовать более жестко в отношении российских пропагандистов. Эстония, которая с июля председательствует в ЕС, отказала в аккредитации трем журналистам информационного агентства "Россия сегодня" ("РИА Новости" и Sputnik). Все они хотели попасть на неофициальную встречу министров иностранных дел стран-членов ЕС 7-8 сентября.

Что примечательно, на их решение не повлияли жалобы Европейской и Международной федераций журналистов, которые обвиняли Эстонию в нарушении свободы слова. Эти же две организации жалуются на решение СБУ не пускать в Украину двух испанских журналистов, один из которых писал о "бомбежке Первомайска украинской армией" в 2014 году.

Пресс-служба председательства Эстонии в Совете ЕС заявила, что редакции, которые получают указания от правительства, нельзя называть независимыми.

"В этом случае мы имеем дело не со свободной прессой, а с пропагандой. Практика свидетельствует, что подобные каналы не придерживаются добрых традиций журналистики и передают информацию в неполной или тенденциозной форме", - цитирует пресс-службу портал rus.err.ee.

Критиковать Эстонию в Совете Европы не решились. Это достаточно показательный урок того, как следует поступать с российскими мастерами пропаганды.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Анна Вихр

Как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде

08:11 04/09/2017

 

Times публикует статью своего обозревателя Дэвида Аароновича, в которой тот объясняет, как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде.

Как пишет Ааронович, во время казавшейся тогда бесконечной холодной войны Запад и Советский Союз боролись за лояльность развивающихся стран и так называемых тогда "прогрессивных сил".

Прогрессивные силы состояли из студентов, женщин, молодежи, адвокатов и борцов за мир. Для каждой из этих групп Советский Союз создал свою собственную организацию. Все они утверждали, что озабочены лишь миром во всем мире, но на самом деле они занимались чем-то ровно обратным - помогали внешней политике Кремля.

Советскому Союзу, в отличие от его наследницы России, которая начинает вторую холодную войну, было легче это организовать, так как тогда на Западе были миллионы социалистов и коммунистов, убежденных в превосходстве советской политической системы или, как минимум, ее потенциальном превосходстве.

До самых последних дней существования СССР на Западе были люди, которые хотели бы стать советскими гражданами.

Вряд ли кто-либо сейчас захочет быть россиянином, пишет Times. России есть мало чего предложить. В результате ее пропаганда занимается в основном очернением и дестабилизацией.

Эта пропаганда отличается враждебным отношением к иммиграции с особым акцентом на том, как этот феномен представляет собой угрозу "западным ценностям"; поддержкой сирийского президента Башара Асада; отрицанием того, что правительство Сирии использует химическое оружие; презрением к Европейскому Союзу; утверждениями, что Запад виновен в кризисе на Украине; скептицизмом в связи с заявлениями, что Россия хоть как-то причастна к крушению рейса MH17 авиакомпании Malaysia Airlines; поддержкой любых этно-националистических партий в Европе и разделом людей на тех, кто поддерживает ведущие СМИ, и тех, кто "ищет истины".

Но все не так просто. Западные общества позволяют своим гражданам быть не только умными, но и глупыми и вообще неправыми.

"Да, было бы хорошо, если бы мы учили нашу молодежь различать информацию и дезинформацию, - отмечает Ааронович. - Но мы в этой борьбе победим".

Статуя Маркса по-прежнему стоит на Хайгейтском кладбище в Лондоне, потому что общество могло свободно обсуждать его идеи, продолжает он.

Оппоненты Путина, с другой стороны, опасаются за свою жизнь, потому что созданное им общество слишком слабое и хрупкое и не может позволить себе свободу волеизъявления.

"Он боится нас больше, чем мы боимся его. Выступать против него? - конечно. Дрожать от одного его имени? - никогда", - пишет Дэвид Ааронович в Times.

Русские фейки очень надоели Европе, но она ничего не может поделать

Маленькая Эстония банит российских журналистов, но это исключение из правил. В целом ЕС реагирует на фабрикацию Кремлем фейковых новостей очень вяло и неэффективно

На этой неделе Кремлю в Европе не везет. Для начала выяснилось, что отмена санкций не светит. По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, вопрос отмены санкций против России будет поднят только тогда, когда последняя выполнит Минские соглашения.

А дальше оказалось, что Евросоюз планирует наступление на российскую пропаганду. Новый еврокомиссар по цифровым технологиям Мария Габриэль объявила, что одной из ее первых задач на новой работе будет организация группы экспертов по фейковым новостям.

Как следует из сообщения сайта EurActiv, для начала это будут публичные консультации, которые продлятся два или три месяца. А в перспективе это может привести к новым правилам игры для соцсетей, в частности Facebook и Twitter. Компании могут обязать тщательнее следить за тем, что размещают участники.

Как пишет издание, Еврокомиссия в сентябре собирается установить общие требования для компаний, согласно которым они будут обязаны удалять нелегальный контент, который пользователи размещают на их платформах.

Впрочем, пока рано говорить о каком-то новом законодательстве на уровне ЕС. Сейчас, как объясняет Габриэль, она планирует только начать публичные консультации и сформировать группу привлеченных экспертов, которые смогут давать ей советы по фейковым новостям.

Новый еврокомиссар далеко не первая, кто собирается выработать механизм противодействия российской пропаганде, которая использует для своих целей финансируемые государством СМИ, фабрики троллей, армии ботов и другие средства.

С марта 2015-го работает небольшая "Оперативная группа по стратегическим коммуникациям на Востоке" (East StratCom Task Force). В начале августа журналист Time Саймон Шустер писал, что весь штат группы состоит из трех журналистов и не имеет собственного бюджета. Им помогают общественные организации, дипломаты, сотрудники аналитических центров и специалисты по медиа.

Но уровень популярности дайджеста в соцсетях, который готовит East StratCom, очень низкий. Например, в Facebook их страница имеет всего около 18 тысяч "лайков". В то же время страница российского пропагандистского информагентства Sputnik - около 1,1 млн "лайков".

Пока в Брюсселе делают очень аморфные попытки борьбы с российской пропагандой, Германия пошла более жестким путем. В июне бундестаг принял разработанный правительством закон, который обязывает популярные соцсети (такие, которые имеют более 2 млн пользователей) удалять нелегальный контент (язык ненависти, порнография, злонамеренная пропаганда) в течение 24 часов. Иначе им грозит штраф от 5 млн до 50 млн евро.

Принятие этого закона вполне объяснимо - 24 сентября Германию ждут выборы в федеративный парламент. Ожидается, что российская пропагандистская машина на полную мощь будет запущена против действующего канцлера Ангелы Меркель. Однако упомянутый закон вступит в силу только в октябре, поэтому на ход выборов вряд ли повлияет.

В Facebook осознают опасность пропаганды и фейковых новостей. С марта компания начала сотрудничать с немецким коллективом журналистов-расследователей Corrective. Саймон Шустер подробно описывает, как выглядит это сотрудничество.

Коллектив Corrective состоит из четырех журналистов, которые каждое утро получают по электронной почте, Facebook, где содержится подборка фальшивок, кликбейтов и постов, отмеченных пользователями соцсети как ложные или оскорбительные.

Если проверка подтверждает, что новость фэйковая, она отмечается в ленте пользователей флажком "disputed" (сомнительно) и опускается вниз.

Впрочем, этот метод так же тяжело назвать эффективным, несмотря на несоответствие брошенных на информационную войну ресурсов. Россия тратит на пропаганду миллионы. Фейковые новостные истории имеют тысячи перепостов благодаря армии ботов.

Тем временем Corrective имеет только маленькую команду и очень скромное присутствие в соцсетях: чуть больше 400 фолловеров на Twitter и 27 тысяч "лайков" в Facebook. К тому же, если Facebook хоть как-то пытается бороться с пропагандой, другие компании особо на нее не обращают внимания.

К последним, как пишет Шустер, принадлежит, Twitter, несмотря на жалобы, не удаляет посты с языком ненависти, антисемитским содержанием и т.п.

Ключевая проблема борьбы с пропагандой для Евросоюза содержится в принципиальном нежелании отвечать на нее контрпропагандой. Россия мастерски использует демократические ценности против их же носителей-европейцев.

Российские пропагандисты любят поговорить о свободе слова, о равенстве всех перед законом, хотя в их родной стране этими вещами и не пахнет. Телеканал RT (бывший Russia Today) даже запустил в этом году собственный проект FakeCheck (проверка фейков) где якобы развенчивает ложные новости западных медиа. Он, правда, выполнен очень неряшливо - примерно так же, как и похожая инициатива российского МИД.

А все, что способны противопоставить их циничной лжи европейские светлые головы - это попытка опровержения дезинформации. Но их голос тонет в шумном море ботов и троллей.

А иногда еще и производит противоположный эффект - развенчание какой-то фейковой истории лишь подогревает к ней интерес и приводит к перепостов, которые сопровождают комментариями типа "смотрите, как от нас пытаются скрыть правду".

Но есть страны-члены ЕС, которые готовы действовать более жестко в отношении российских пропагандистов. Эстония, которая с июля председательствует в ЕС, отказала в аккредитации трем журналистам информационного агентства "Россия сегодня" ("РИА Новости" и Sputnik). Все они хотели попасть на неофициальную встречу министров иностранных дел стран-членов ЕС 7-8 сентября.

Что примечательно, на их решение не повлияли жалобы Европейской и Международной федераций журналистов, которые обвиняли Эстонию в нарушении свободы слова. Эти же две организации жалуются на решение СБУ не пускать в Украину двух испанских журналистов, один из которых писал о "бомбежке Первомайска украинской армией" в 2014 году.

Пресс-служба председательства Эстонии в Совете ЕС заявила, что редакции, которые получают указания от правительства, нельзя называть независимыми.

"В этом случае мы имеем дело не со свободной прессой, а с пропагандой. Практика свидетельствует, что подобные каналы не придерживаются добрых традиций журналистики и передают информацию в неполной или тенденциозной форме", - цитирует пресс-службу портал rus.err.ee.

Критиковать Эстонию в Совете Европы не решились. Это достаточно показательный урок того, как следует поступать с российскими мастерами пропаганды.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Анна Вихр

Как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде

08:11 04/09/2017

 

Times публикует статью своего обозревателя Дэвида Аароновича, в которой тот объясняет, как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде.

Как пишет Ааронович, во время казавшейся тогда бесконечной холодной войны Запад и Советский Союз боролись за лояльность развивающихся стран и так называемых тогда "прогрессивных сил".

Прогрессивные силы состояли из студентов, женщин, молодежи, адвокатов и борцов за мир. Для каждой из этих групп Советский Союз создал свою собственную организацию. Все они утверждали, что озабочены лишь миром во всем мире, но на самом деле они занимались чем-то ровно обратным - помогали внешней политике Кремля.

Советскому Союзу, в отличие от его наследницы России, которая начинает вторую холодную войну, было легче это организовать, так как тогда на Западе были миллионы социалистов и коммунистов, убежденных в превосходстве советской политической системы или, как минимум, ее потенциальном превосходстве.

До самых последних дней существования СССР на Западе были люди, которые хотели бы стать советскими гражданами.

Вряд ли кто-либо сейчас захочет быть россиянином, пишет Times. России есть мало чего предложить. В результате ее пропаганда занимается в основном очернением и дестабилизацией.

Эта пропаганда отличается враждебным отношением к иммиграции с особым акцентом на том, как этот феномен представляет собой угрозу "западным ценностям"; поддержкой сирийского президента Башара Асада; отрицанием того, что правительство Сирии использует химическое оружие; презрением к Европейскому Союзу; утверждениями, что Запад виновен в кризисе на Украине; скептицизмом в связи с заявлениями, что Россия хоть как-то причастна к крушению рейса MH17 авиакомпании Malaysia Airlines; поддержкой любых этно-националистических партий в Европе и разделом людей на тех, кто поддерживает ведущие СМИ, и тех, кто "ищет истины".

Но все не так просто. Западные общества позволяют своим гражданам быть не только умными, но и глупыми и вообще неправыми.

"Да, было бы хорошо, если бы мы учили нашу молодежь различать информацию и дезинформацию, - отмечает Ааронович. - Но мы в этой борьбе победим".

Статуя Маркса по-прежнему стоит на Хайгейтском кладбище в Лондоне, потому что общество могло свободно обсуждать его идеи, продолжает он.

Оппоненты Путина, с другой стороны, опасаются за свою жизнь, потому что созданное им общество слишком слабое и хрупкое и не может позволить себе свободу волеизъявления.

"Он боится нас больше, чем мы боимся его. Выступать против него? - конечно. Дрожать от одного его имени? - никогда", - пишет Дэвид Ааронович в Times.

Русские фейки очень надоели Европе, но она ничего не может поделать

Маленькая Эстония банит российских журналистов, но это исключение из правил. В целом ЕС реагирует на фабрикацию Кремлем фейковых новостей очень вяло и неэффективно

На этой неделе Кремлю в Европе не везет. Для начала выяснилось, что отмена санкций не светит. По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, вопрос отмены санкций против России будет поднят только тогда, когда последняя выполнит Минские соглашения.

А дальше оказалось, что Евросоюз планирует наступление на российскую пропаганду. Новый еврокомиссар по цифровым технологиям Мария Габриэль объявила, что одной из ее первых задач на новой работе будет организация группы экспертов по фейковым новостям.

Как следует из сообщения сайта EurActiv, для начала это будут публичные консультации, которые продлятся два или три месяца. А в перспективе это может привести к новым правилам игры для соцсетей, в частности Facebook и Twitter. Компании могут обязать тщательнее следить за тем, что размещают участники.

Как пишет издание, Еврокомиссия в сентябре собирается установить общие требования для компаний, согласно которым они будут обязаны удалять нелегальный контент, который пользователи размещают на их платформах.

Впрочем, пока рано говорить о каком-то новом законодательстве на уровне ЕС. Сейчас, как объясняет Габриэль, она планирует только начать публичные консультации и сформировать группу привлеченных экспертов, которые смогут давать ей советы по фейковым новостям.

Новый еврокомиссар далеко не первая, кто собирается выработать механизм противодействия российской пропаганде, которая использует для своих целей финансируемые государством СМИ, фабрики троллей, армии ботов и другие средства.

С марта 2015-го работает небольшая "Оперативная группа по стратегическим коммуникациям на Востоке" (East StratCom Task Force). В начале августа журналист Time Саймон Шустер писал, что весь штат группы состоит из трех журналистов и не имеет собственного бюджета. Им помогают общественные организации, дипломаты, сотрудники аналитических центров и специалисты по медиа.

Но уровень популярности дайджеста в соцсетях, который готовит East StratCom, очень низкий. Например, в Facebook их страница имеет всего около 18 тысяч "лайков". В то же время страница российского пропагандистского информагентства Sputnik - около 1,1 млн "лайков".

Пока в Брюсселе делают очень аморфные попытки борьбы с российской пропагандой, Германия пошла более жестким путем. В июне бундестаг принял разработанный правительством закон, который обязывает популярные соцсети (такие, которые имеют более 2 млн пользователей) удалять нелегальный контент (язык ненависти, порнография, злонамеренная пропаганда) в течение 24 часов. Иначе им грозит штраф от 5 млн до 50 млн евро.

Принятие этого закона вполне объяснимо - 24 сентября Германию ждут выборы в федеративный парламент. Ожидается, что российская пропагандистская машина на полную мощь будет запущена против действующего канцлера Ангелы Меркель. Однако упомянутый закон вступит в силу только в октябре, поэтому на ход выборов вряд ли повлияет.

В Facebook осознают опасность пропаганды и фейковых новостей. С марта компания начала сотрудничать с немецким коллективом журналистов-расследователей Corrective. Саймон Шустер подробно описывает, как выглядит это сотрудничество.

Коллектив Corrective состоит из четырех журналистов, которые каждое утро получают по электронной почте, Facebook, где содержится подборка фальшивок, кликбейтов и постов, отмеченных пользователями соцсети как ложные или оскорбительные.

Если проверка подтверждает, что новость фэйковая, она отмечается в ленте пользователей флажком "disputed" (сомнительно) и опускается вниз.

Впрочем, этот метод так же тяжело назвать эффективным, несмотря на несоответствие брошенных на информационную войну ресурсов. Россия тратит на пропаганду миллионы. Фейковые новостные истории имеют тысячи перепостов благодаря армии ботов.

Тем временем Corrective имеет только маленькую команду и очень скромное присутствие в соцсетях: чуть больше 400 фолловеров на Twitter и 27 тысяч "лайков" в Facebook. К тому же, если Facebook хоть как-то пытается бороться с пропагандой, другие компании особо на нее не обращают внимания.

К последним, как пишет Шустер, принадлежит, Twitter, несмотря на жалобы, не удаляет посты с языком ненависти, антисемитским содержанием и т.п.

Ключевая проблема борьбы с пропагандой для Евросоюза содержится в принципиальном нежелании отвечать на нее контрпропагандой. Россия мастерски использует демократические ценности против их же носителей-европейцев.

Российские пропагандисты любят поговорить о свободе слова, о равенстве всех перед законом, хотя в их родной стране этими вещами и не пахнет. Телеканал RT (бывший Russia Today) даже запустил в этом году собственный проект FakeCheck (проверка фейков) где якобы развенчивает ложные новости западных медиа. Он, правда, выполнен очень неряшливо - примерно так же, как и похожая инициатива российского МИД.

А все, что способны противопоставить их циничной лжи европейские светлые головы - это попытка опровержения дезинформации. Но их голос тонет в шумном море ботов и троллей.

А иногда еще и производит противоположный эффект - развенчание какой-то фейковой истории лишь подогревает к ней интерес и приводит к перепостов, которые сопровождают комментариями типа "смотрите, как от нас пытаются скрыть правду".

Но есть страны-члены ЕС, которые готовы действовать более жестко в отношении российских пропагандистов. Эстония, которая с июля председательствует в ЕС, отказала в аккредитации трем журналистам информационного агентства "Россия сегодня" ("РИА Новости" и Sputnik). Все они хотели попасть на неофициальную встречу министров иностранных дел стран-членов ЕС 7-8 сентября.

Что примечательно, на их решение не повлияли жалобы Европейской и Международной федераций журналистов, которые обвиняли Эстонию в нарушении свободы слова. Эти же две организации жалуются на решение СБУ не пускать в Украину двух испанских журналистов, один из которых писал о "бомбежке Первомайска украинской армией" в 2014 году.

Пресс-служба председательства Эстонии в Совете ЕС заявила, что редакции, которые получают указания от правительства, нельзя называть независимыми.

"В этом случае мы имеем дело не со свободной прессой, а с пропагандой. Практика свидетельствует, что подобные каналы не придерживаются добрых традиций журналистики и передают информацию в неполной или тенденциозной форме", - цитирует пресс-службу портал rus.err.ee.

Критиковать Эстонию в Совете Европы не решились. Это достаточно показательный урок того, как следует поступать с российскими мастерами пропаганды.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Анна Вихр

Как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде

08:11 04/09/2017

 

Times публикует статью своего обозревателя Дэвида Аароновича, в которой тот объясняет, как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде.

Как пишет Ааронович, во время казавшейся тогда бесконечной холодной войны Запад и Советский Союз боролись за лояльность развивающихся стран и так называемых тогда "прогрессивных сил".

Прогрессивные силы состояли из студентов, женщин, молодежи, адвокатов и борцов за мир. Для каждой из этих групп Советский Союз создал свою собственную организацию. Все они утверждали, что озабочены лишь миром во всем мире, но на самом деле они занимались чем-то ровно обратным - помогали внешней политике Кремля.

Советскому Союзу, в отличие от его наследницы России, которая начинает вторую холодную войну, было легче это организовать, так как тогда на Западе были миллионы социалистов и коммунистов, убежденных в превосходстве советской политической системы или, как минимум, ее потенциальном превосходстве.

До самых последних дней существования СССР на Западе были люди, которые хотели бы стать советскими гражданами.

Вряд ли кто-либо сейчас захочет быть россиянином, пишет Times. России есть мало чего предложить. В результате ее пропаганда занимается в основном очернением и дестабилизацией.

Эта пропаганда отличается враждебным отношением к иммиграции с особым акцентом на том, как этот феномен представляет собой угрозу "западным ценностям"; поддержкой сирийского президента Башара Асада; отрицанием того, что правительство Сирии использует химическое оружие; презрением к Европейскому Союзу; утверждениями, что Запад виновен в кризисе на Украине; скептицизмом в связи с заявлениями, что Россия хоть как-то причастна к крушению рейса MH17 авиакомпании Malaysia Airlines; поддержкой любых этно-националистических партий в Европе и разделом людей на тех, кто поддерживает ведущие СМИ, и тех, кто "ищет истины".

Но все не так просто. Западные общества позволяют своим гражданам быть не только умными, но и глупыми и вообще неправыми.

"Да, было бы хорошо, если бы мы учили нашу молодежь различать информацию и дезинформацию, - отмечает Ааронович. - Но мы в этой борьбе победим".

Статуя Маркса по-прежнему стоит на Хайгейтском кладбище в Лондоне, потому что общество могло свободно обсуждать его идеи, продолжает он.

Оппоненты Путина, с другой стороны, опасаются за свою жизнь, потому что созданное им общество слишком слабое и хрупкое и не может позволить себе свободу волеизъявления.

"Он боится нас больше, чем мы боимся его. Выступать против него? - конечно. Дрожать от одного его имени? - никогда", - пишет Дэвид Ааронович в Times.

Русские фейки очень надоели Европе, но она ничего не может поделать

Маленькая Эстония банит российских журналистов, но это исключение из правил. В целом ЕС реагирует на фабрикацию Кремлем фейковых новостей очень вяло и неэффективно

На этой неделе Кремлю в Европе не везет. Для начала выяснилось, что отмена санкций не светит. По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, вопрос отмены санкций против России будет поднят только тогда, когда последняя выполнит Минские соглашения.

А дальше оказалось, что Евросоюз планирует наступление на российскую пропаганду. Новый еврокомиссар по цифровым технологиям Мария Габриэль объявила, что одной из ее первых задач на новой работе будет организация группы экспертов по фейковым новостям.

Как следует из сообщения сайта EurActiv, для начала это будут публичные консультации, которые продлятся два или три месяца. А в перспективе это может привести к новым правилам игры для соцсетей, в частности Facebook и Twitter. Компании могут обязать тщательнее следить за тем, что размещают участники.

Как пишет издание, Еврокомиссия в сентябре собирается установить общие требования для компаний, согласно которым они будут обязаны удалять нелегальный контент, который пользователи размещают на их платформах.

Впрочем, пока рано говорить о каком-то новом законодательстве на уровне ЕС. Сейчас, как объясняет Габриэль, она планирует только начать публичные консультации и сформировать группу привлеченных экспертов, которые смогут давать ей советы по фейковым новостям.

Новый еврокомиссар далеко не первая, кто собирается выработать механизм противодействия российской пропаганде, которая использует для своих целей финансируемые государством СМИ, фабрики троллей, армии ботов и другие средства.

С марта 2015-го работает небольшая "Оперативная группа по стратегическим коммуникациям на Востоке" (East StratCom Task Force). В начале августа журналист Time Саймон Шустер писал, что весь штат группы состоит из трех журналистов и не имеет собственного бюджета. Им помогают общественные организации, дипломаты, сотрудники аналитических центров и специалисты по медиа.

Но уровень популярности дайджеста в соцсетях, который готовит East StratCom, очень низкий. Например, в Facebook их страница имеет всего около 18 тысяч "лайков". В то же время страница российского пропагандистского информагентства Sputnik - около 1,1 млн "лайков".

Пока в Брюсселе делают очень аморфные попытки борьбы с российской пропагандой, Германия пошла более жестким путем. В июне бундестаг принял разработанный правительством закон, который обязывает популярные соцсети (такие, которые имеют более 2 млн пользователей) удалять нелегальный контент (язык ненависти, порнография, злонамеренная пропаганда) в течение 24 часов. Иначе им грозит штраф от 5 млн до 50 млн евро.

Принятие этого закона вполне объяснимо - 24 сентября Германию ждут выборы в федеративный парламент. Ожидается, что российская пропагандистская машина на полную мощь будет запущена против действующего канцлера Ангелы Меркель. Однако упомянутый закон вступит в силу только в октябре, поэтому на ход выборов вряд ли повлияет.

В Facebook осознают опасность пропаганды и фейковых новостей. С марта компания начала сотрудничать с немецким коллективом журналистов-расследователей Corrective. Саймон Шустер подробно описывает, как выглядит это сотрудничество.

Коллектив Corrective состоит из четырех журналистов, которые каждое утро получают по электронной почте, Facebook, где содержится подборка фальшивок, кликбейтов и постов, отмеченных пользователями соцсети как ложные или оскорбительные.

Если проверка подтверждает, что новость фэйковая, она отмечается в ленте пользователей флажком "disputed" (сомнительно) и опускается вниз.

Впрочем, этот метод так же тяжело назвать эффективным, несмотря на несоответствие брошенных на информационную войну ресурсов. Россия тратит на пропаганду миллионы. Фейковые новостные истории имеют тысячи перепостов благодаря армии ботов.

Тем временем Corrective имеет только маленькую команду и очень скромное присутствие в соцсетях: чуть больше 400 фолловеров на Twitter и 27 тысяч "лайков" в Facebook. К тому же, если Facebook хоть как-то пытается бороться с пропагандой, другие компании особо на нее не обращают внимания.

К последним, как пишет Шустер, принадлежит, Twitter, несмотря на жалобы, не удаляет посты с языком ненависти, антисемитским содержанием и т.п.

Ключевая проблема борьбы с пропагандой для Евросоюза содержится в принципиальном нежелании отвечать на нее контрпропагандой. Россия мастерски использует демократические ценности против их же носителей-европейцев.

Российские пропагандисты любят поговорить о свободе слова, о равенстве всех перед законом, хотя в их родной стране этими вещами и не пахнет. Телеканал RT (бывший Russia Today) даже запустил в этом году собственный проект FakeCheck (проверка фейков) где якобы развенчивает ложные новости западных медиа. Он, правда, выполнен очень неряшливо - примерно так же, как и похожая инициатива российского МИД.

А все, что способны противопоставить их циничной лжи европейские светлые головы - это попытка опровержения дезинформации. Но их голос тонет в шумном море ботов и троллей.

А иногда еще и производит противоположный эффект - развенчание какой-то фейковой истории лишь подогревает к ней интерес и приводит к перепостов, которые сопровождают комментариями типа "смотрите, как от нас пытаются скрыть правду".

Но есть страны-члены ЕС, которые готовы действовать более жестко в отношении российских пропагандистов. Эстония, которая с июля председательствует в ЕС, отказала в аккредитации трем журналистам информационного агентства "Россия сегодня" ("РИА Новости" и Sputnik). Все они хотели попасть на неофициальную встречу министров иностранных дел стран-членов ЕС 7-8 сентября.

Что примечательно, на их решение не повлияли жалобы Европейской и Международной федераций журналистов, которые обвиняли Эстонию в нарушении свободы слова. Эти же две организации жалуются на решение СБУ не пускать в Украину двух испанских журналистов, один из которых писал о "бомбежке Первомайска украинской армией" в 2014 году.

Пресс-служба председательства Эстонии в Совете ЕС заявила, что редакции, которые получают указания от правительства, нельзя называть независимыми.

"В этом случае мы имеем дело не со свободной прессой, а с пропагандой. Практика свидетельствует, что подобные каналы не придерживаются добрых традиций журналистики и передают информацию в неполной или тенденциозной форме", - цитирует пресс-службу портал rus.err.ee.

Критиковать Эстонию в Совете Европы не решились. Это достаточно показательный урок того, как следует поступать с российскими мастерами пропаганды.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Анна Вихр

Как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде

08:11 04/09/2017

 

Times публикует статью своего обозревателя Дэвида Аароновича, в которой тот объясняет, как Запад может сопротивляться кремлевской пропаганде.

Как пишет Ааронович, во время казавшейся тогда бесконечной холодной войны Запад и Советский Союз боролись за лояльность развивающихся стран и так называемых тогда "прогрессивных сил".

Прогрессивные силы состояли из студентов, женщин, молодежи, адвокатов и борцов за мир. Для каждой из этих групп Советский Союз создал свою собственную организацию. Все они утверждали, что озабочены лишь миром во всем мире, но на самом деле они занимались чем-то ровно обратным - помогали внешней политике Кремля.

Советскому Союзу, в отличие от его наследницы России, которая начинает вторую холодную войну, было легче это организовать, так как тогда на Западе были миллионы социалистов и коммунистов, убежденных в превосходстве советской политической системы или, как минимум, ее потенциальном превосходстве.

До самых последних дней существования СССР на Западе были люди, которые хотели бы стать советскими гражданами.

Вряд ли кто-либо сейчас захочет быть россиянином, пишет Times. России есть мало чего предложить. В результате ее пропаганда занимается в основном очернением и дестабилизацией.

Эта пропаганда отличается враждебным отношением к иммиграции с особым акцентом на том, как этот феномен представляет собой угрозу "западным ценностям"; поддержкой сирийского президента Башара Асада; отрицанием того, что правительство Сирии использует химическое оружие; презрением к Европейскому Союзу; утверждениями, что Запад виновен в кризисе на Украине; скептицизмом в связи с заявлениями, что Россия хоть как-то причастна к крушению рейса MH17 авиакомпании Malaysia Airlines; поддержкой любых этно-националистических партий в Европе и разделом людей на тех, кто поддерживает ведущие СМИ, и тех, кто "ищет истины".

Но все не так просто. Западные общества позволяют своим гражданам быть не только умными, но и глупыми и вообще неправыми.

"Да, было бы хорошо, если бы мы учили нашу молодежь различать информацию и дезинформацию, - отмечает Ааронович. - Но мы в этой борьбе победим".

Статуя Маркса по-прежнему стоит на Хайгейтском кладбище в Лондоне, потому что общество могло свободно обсуждать его идеи, продолжает он.

Оппоненты Путина, с другой стороны, опасаются за свою жизнь, потому что созданное им общество слишком слабое и хрупкое и не может позволить себе свободу волеизъявления.

"Он боится нас больше, чем мы боимся его. Выступать против него? - конечно. Дрожать от одного его имени? - никогда", - пишет Дэвид Ааронович в Times.

Русские фейки очень надоели Европе, но она ничего не может поделать

Маленькая Эстония банит российских журналистов, но это исключение из правил. В целом ЕС реагирует на фабрикацию Кремлем фейковых новостей очень вяло и неэффективно

На этой неделе Кремлю в Европе не везет. Для начала выяснилось, что отмена санкций не светит. По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, вопрос отмены санкций против России будет поднят только тогда, когда последняя выполнит Минские соглашения.

А дальше оказалось, что Евросоюз планирует наступление на российскую пропаганду. Новый еврокомиссар по цифровым технологиям Мария Габриэль объявила, что одной из ее первых задач на новой работе будет организация группы экспертов по фейковым новостям.

Как следует из сообщения сайта EurActiv, для начала это будут публичные консультации, которые продлятся два или три месяца. А в перспективе это может привести к новым правилам игры для соцсетей, в частности Facebook и Twitter. Компании могут обязать тщательнее следить за тем, что размещают участники.

Как пишет издание, Еврокомиссия в сентябре собирается установить общие требования для компаний, согласно которым они будут обязаны удалять нелегальный контент, который пользователи размещают на их платформах.

Впрочем, пока рано говорить о каком-то новом законодательстве на уровне ЕС. Сейчас, как объясняет Габриэль, она планирует только начать публичные консультации и сформировать группу привлеченных экспертов, которые смогут давать ей советы по фейковым новостям.

Новый еврокомиссар далеко не первая, кто собирается выработать механизм противодействия российской пропаганде, которая использует для своих целей финансируемые государством СМИ, фабрики троллей, армии ботов и другие средства.

С марта 2015-го работает небольшая "Оперативная группа по стратегическим коммуникациям на Востоке" (East StratCom Task Force). В начале августа журналист Time Саймон Шустер писал, что весь штат группы состоит из трех журналистов и не имеет собственного бюджета. Им помогают общественные организации, дипломаты, сотрудники аналитических центров и специалисты по медиа.

Но уровень популярности дайджеста в соцсетях, который готовит East StratCom, очень низкий. Например, в Facebook их страница имеет всего около 18 тысяч "лайков". В то же время страница российского пропагандистского информагентства Sputnik - около 1,1 млн "лайков".

Пока в Брюсселе делают очень аморфные попытки борьбы с российской пропагандой, Германия пошла более жестким путем. В июне бундестаг принял разработанный правительством закон, который обязывает популярные соцсети (такие, которые имеют более 2 млн пользователей) удалять нелегальный контент (язык ненависти, порнография, злонамеренная пропаганда) в течение 24 часов. Иначе им грозит штраф от 5 млн до 50 млн евро.

Принятие этого закона вполне объяснимо - 24 сентября Германию ждут выборы в федеративный парламент. Ожидается, что российская пропагандистская машина на полную мощь будет запущена против действующего канцлера Ангелы Меркель. Однако упомянутый закон вступит в силу только в октябре, поэтому на ход выборов вряд ли повлияет.

В Facebook осознают опасность пропаганды и фейковых новостей. С марта компания начала сотрудничать с немецким коллективом журналистов-расследователей Corrective. Саймон Шустер подробно описывает, как выглядит это сотрудничество.

Коллектив Corrective состоит из четырех журналистов, которые каждое утро получают по электронной почте, Facebook, где содержится подборка фальшивок, кликбейтов и постов, отмеченных пользователями соцсети как ложные или оскорбительные.

Если проверка подтверждает, что новость фэйковая, она отмечается в ленте пользователей флажком "disputed" (сомнительно) и опускается вниз.

Впрочем, этот метод так же тяжело назвать эффективным, несмотря на несоответствие брошенных на информационную войну ресурсов. Россия тратит на пропаганду миллионы. Фейковые новостные истории имеют тысячи перепостов благодаря армии ботов.

Тем временем Corrective имеет только маленькую команду и очень скромное присутствие в соцсетях: чуть больше 400 фолловеров на Twitter и 27 тысяч "лайков" в Facebook. К тому же, если Facebook хоть как-то пытается бороться с пропагандой, другие компании особо на нее не обращают внимания.

К последним, как пишет Шустер, принадлежит, Twitter, несмотря на жалобы, не удаляет посты с языком ненависти, антисемитским содержанием и т.п.

Ключевая проблема борьбы с пропагандой для Евросоюза содержится в принципиальном нежелании отвечать на нее контрпропагандой. Россия мастерски использует демократические ценности против их же носителей-европейцев.

Российские пропагандисты любят поговорить о свободе слова, о равенстве всех перед законом, хотя в их родной стране этими вещами и не пахнет. Телеканал RT (бывший Russia Today) даже запустил в этом году собственный проект FakeCheck (проверка фейков) где якобы развенчивает ложные новости западных медиа. Он, правда, выполнен очень неряшливо - примерно так же, как и похожая инициатива российского МИД.

А все, что способны противопоставить их циничной лжи европейские светлые головы - это попытка опровержения дезинформации. Но их голос тонет в шумном море ботов и троллей.

А иногда еще и производит противоположный эффект - развенчание какой-то фейковой истории лишь подогревает к ней интерес и приводит к перепостов, которые сопровождают комментариями типа "смотрите, как от нас пытаются скрыть правду".

Но есть страны-члены ЕС, которые готовы действовать более жестко в отношении российских пропагандистов. Эстония, которая с июля председательствует в ЕС, отказала в аккредитации трем журналистам информационного агентства "Россия сегодня" ("РИА Новости" и Sputnik). Все они хотели попасть на неофициальную встречу министров иностранных дел стран-членов ЕС 7-8 сентября.

Что примечательно, на их решение не повлияли жалобы Европейской и Международной федераций журналистов, которые обвиняли Эстонию в нарушении свободы слова. Эти же две организации жалуются на решение СБУ не пускать в Украину двух испанских журналистов, один из которых писал о "бомбежке Первомайска украинской армией" в 2014 году.

Пресс-служба председательства Эстонии в Совете ЕС заявила, что редакции, которые получают указания от правительства, нельзя называть независимыми.

"В этом случае мы имеем дело не со свободной прессой, а с пропагандой. Практика свидетельствует, что подобные каналы не придерживаются добрых традиций журналистики и передают информацию в неполной или тенденциозной форме", - цитирует пресс-службу портал rus.err.ee.

Критиковать Эстонию в Совете Европы не решились. Это достаточно показательный урок того, как следует поступать с российскими мастерами пропаганды.


Комментировать | 0 комментариев
Автор: Айна

За что идет война в Украине?

18:04 29/06/2017

 Украина бьется не только за идентичность, язык и пантеон героев. Она бьется за право на иные правила игры



Войну легко сбрасывать со счетов, когда она далеко. Но кто вам сказал, что она далеко? Я отлично помню 2014 год. Тот момент, когда Совет Федерации дал Владимиру Путину право использовать армию в Украине. Помню, как журналисты ринулись проверять бомбоубежища. Те, что давно были переделаны в чьи-то склады или ничьи «крысятники». Это время до сих пор напоминает о себе стрелками на домах, которые ведут к ближайшим укрытиям, пишет Павел Казарин для Крым.Реалии.

А потом фронт стабилизировался. Мобилизацию заменил контракт. Страна понемногу начала успокаиваться. Многим стало казаться, что война – где-то далеко и немного понарошку. Риторическая формула с размытым содержанием. Тем более, что за сотни километров от фронта города продолжали жить неоновыми вывесками. Быт поглотил и начал переваривать.

Вдобавок, у многих родилось ощущение, что война идет только лишь за идентичность. Что за поражение придется расплачиваться лишь флагом и гимном. Что победитель поменяет лишь операционную систему страны, а носители смогут жить как и раньше. Тем более, что и сама Москва не раз давала понять: ее задача – не «сбрасывать украинцев в море», а лишь переделать их в малороссов. А саму страну – в протекторат и колонию.

И многим стало казаться, что принести идентичность в жертву – не столь уж и большая плата за быт. Что в обмен откроются рынки, сократятся армейские траты и прекратятся похоронки. Для многих мысль о том, чтобы разменять «коллективное» на «персональное», показалась вполне привлекательной.

Но так не случится.

На фронте сегодня решается вопрос еще и того бытового благополучия, которое обыватель привык ставить во главу угла. Потому что сражение идет за право Украины покинуть мир неэффективных экономик и кастовых систем.

Россия могла притворяться привлекательной лишь когда баррель стоил сто долларов. Как только цена рухнула – на роль новой нефти назначили людей. И ренту теперь собирают с них.

Украинские равнодушные могли хотеть российский социальный договор. Тот самый, который про колбасу в обмен на свободы. Но когда нефтедоллары стали таять, оказалось, что экономическое благополучие кончилось, а отказ от политических свобод – сохранился. Просто теперь их дефицит в одностороннем порядке стали обменивать на «государственное величие», которое априори эфемерно, на хлеб не намазывается и в холодильник не кладется.

В современной России битва за «госвеличие» измеряется слежкой и паранойей. Монополией силовиков и контрсанкциями. Обнулением права частной собственности и уголовными делами. Всем тем, что граждане России не могут оспорить – потому что когда-то отказались от своего права на «особое мнение».

А Украина бьется не только за идентичность, язык и пантеон героев. Она бьется за право на иные правила игры. За рынок и конкуренцию. За систему сдержек и отмену монополий. Она сражается не только с агрессором, но и с неэффективностью, помноженной на коррупцию. Эта битва идет с переменным успехом, но мы спорим о темпах, а не о векторе движения.

Поражение на фронте не приведет к обмену идентичности на процветание. Оно приведет к утрате шанса на эффективность. Оно будет означать откат к сословности и кастовости. К закреплению права сильных насиловать слабых. В конце концов, оно равно элементарной бедности: российские протектораты не живут богаче метрополий. Особенно в ситуации, когда вся дискуссия в Кремле сведена к спору о том, на чем экономить в первую очередь.

У Москвы нет денег на мир – у нее есть деньги лишь на войну. Ее победа будет означать поражение не только для нынешних «отцов» – оно точно так же убьет перспективы «детей» и «внуков». Им просто придется начинать все с самого начала.

Война всегда рядом. Она в убийствах российских перебежчиков. В покушениях на украинских офицеров спецслужб. В судьбах украинских политзаключенных.

И пусть пасторальный пейзаж за окном никого не обманывает.


Комментировать | 0 комментариев
Предыдущие 10 записей

 

Профиль сообщества

Фальшивая история

Бездарность новых политиков как повод для пересмотра истории

Смотреть полный профиль сообщества

Добавить запись в сообщество
 

Новое в сообществах