Вторник, 24 Апреля 2018 г.

Сообщество Мирный атом



К списку сообществ | В начало сообщества | Добавить запись

Автор: holod

Как производитель стройматериалов обеспечил безопасность атомных электростанций Украины

17:29 22/01/2013

Примерно половину всей электроэнергии в стране вырабатывают самые мощные, однако и самые опасные электростанции – атомные. На реакторах всех украинских АЭС установлена защитная аппаратура кировоградского предпринимателя Евгения Бахмача. В прошлом году выручка его компании «Радий» составила 300 млн гривен.

«Радий» производит системы защиты ядерных реакторов. Что это, если сказать проще? «Восемь железных шкафов, напичканных электроникой», – утрирует 60‑летний Бахмач. Оборудование контролирует давление, температуру и в конечном итоге мощность реактора. Инженеры называют устройства «сторожевыми псами». К примеру, если мощность реактора зашкаливает, система вводит в него стержни-поглотители из карбида бора, которые замедляют работу установки.

Предприниматель, организовавший производство всей этой ответственной аппаратуры, оказался в энергетике случайно. Бахмач начинал бизнес как кооператор. В 1989 году созданная им фирма выгодно продала крупную партию щебня немецким подрядчикам строительства Кировоградского горно-обогатительного комбината окисленных руд. «Мы сторговались на 12 дойчемарках за тонну, а себестоимость производства у меня составляла около двух», – вспоминает Бахмач. На этой операции его компания заработала баснословную по тем временам сумму – миллион немецких марок. Но строительный бум, возникший в последние годы существования СССР, продлился недолго. Спрос на щебень упал, и Бахмач занялся биржевыми операциями – в частности, покупал и перепродавал доли в сахарных заводах.

В 1993-м бизнесмен начал скупать акции кировоградского завода «Радий», который когда‑то поставлял оборудование для подводных лодок и космических стартовых комплексов. Один из флагманов советского приборостроения был на грани банкротства. «Мне показалось, что инвестировать в наукоемкое производство перспективнее, чем в сахар», – объясняет Бахмач. Он не ошибся.

Во время командировки в городок Балаково Саратовской области Бахмач познакомился с директором местной АЭС Павлом Ипатовым. Оказалось, атомщику нужно было заменить модули, отвечающие за безопасность. Старые поставщики – тбилисский завод «Элва», Пензенский электромеханический завод и дубненский завод «Тензор» – дышали на ладан. Ипатов спросил, можно ли такое оборудование делать в Кировограде. Бахмач ответил утвердительно, хотя прежде подобные системы в стране никто не производил.

Незадолго перед этим Украина по требованию МАГАТЭ обязалась заменить системы управления на всех реакторах. Часть средств выделялась из бюджета, часть поступала по программам международной помощи. «По отдельным системам вопрос стоял ребром: или меняем в ближайшее время, или останавливаем станцию», – вспоминает бывший директор Южно‑Украинской АЭС Борис Билык. Под контролем государственного концерна «Энергоатом» сотрудники украинских АЭС и северодонецкое НПО «Импульс» пытались наладить оте­чественное производство защитных систем. Но ресурсов все равно не хватало, и Бахмач с предложением о сотрудничестве подоспел очень вовремя.
«Доверяя начинающему производителю поставлять важнейшее оборудование, я сильно рисковал», – признает Билык. Но казна была пуста, и Украина не могла себе позволить закупку западных защитных систем. «Наши инженеры ночевали на «Радии» и на «Импульсе», – говорит начальник отдела АСУ «Энергоатома» Алексей Ковалев. – Иначе ни то, ни другое предприятие на рынке не состоялось бы».

Умение организовать производство оказалось важнее знания законов ядерной реакции. В 1994–1995 годах Южно‑Украинская АЭС заказала «Радию» комплектующие для систем безопасности. В число клиентов вошли Запорожская, Ровенская и Калининская АЭС. Уже в 1998‑м выручка «Радия» достигла почти $2 млн. Бизнес продолжал расти. Во второй половине 2000‑х предприятие выиграло несколько тендеров на суммы от $6 до $16 млн.

Сегодня аппаратура «Радия» с гарантией на 30 лет стоит на 13 из 15 ядерных реакторов Украины. «Скоро на украинском рынке нечего будет делать», – считает Бахмач. Дело не только в его небольших размерах, но и в наличии сильного конкурента из Северодонецка. «По некоторым системам они не пересекаются на рынке, – рассказывает Ковалев из «Энергоатома». – Но по многим все же конкурируют»
Аппаратура Евгения Бахмача установлена на АЭС в Украине и Болгарии
Бахмач ищет новые рынки сбыта. Во Франции – 59 атомных реакторов, в США – 104. «Радий» потратил $8 млн на сертификацию своего оборудования в ЕС и США. Реакторы и системы безопасности для американских и европейских АЭС производят Toshiba, Hitachi, Westinghouse. Сможет ли кировоградское предприятие конкурировать с такими гигантами? Бахмач думает, что шанс есть. После аварии на станции Фукусима-1 в мировой атомной энергетике растет интерес к «диверсности». Это когда одну систему безопасности дублирует другая, выполняющая те же функции, но построенная по иному принципу и иным разработчиком. «Здесь мы видим свою нишу», – говорит предприниматель. Тем более что он уже выигрывал тендеры в Европе – в 2008 году поставил оборудование для болгарской АЭС «Козлодуй».
Впрочем, Бахмач не атомщик, а бизнесмен. На чем зарабатывать, ему по большому счету безразлично. В 2007‑м он купил хозяйство в Кировоградской области, обрабатывающее 3000 га. Сейчас земельный банк Бахмача превышает 15 000 га, в прошлом году он построил собственный элеватор. В 2011‑м продажа зерна принесла владельцу «Радия» 170 млн гривен.


Добавить ссылку на материал в блог          Добавить ссылку на материал на форум


Ваш ник
e-mail для получения комментариев (необязательно)
Ваш комментарий


Новое в сообществах