Вторник, 16 Октября 2018 г.

Сообщество Образование



К списку сообществ | В начало сообщества | Добавить запись

Автор: Тантра

Почему отцам недостаточно быть добытчиками

10:21 01/02/2016



Как-то на праздновании дня рождения, где всем детям было от одного до двух с половиной лет, я обратила внимание на то, что малыши вели себя как после таинственного эксперимента. Четверо детей смело исследовали открывшиеся перед ними богатства – новые игрушки, лягушатник, детский батут, а те, кто постарше, еще и заводили дружбу друг с другом. Другие дети жались к матерям, капризничали и ни к кому не подходили. Я была заинтригована – в чем же дело? Все женщины, кроме меня, родились в США, и все, кроме одной, были белыми. За одними детьми смотрели неработающие матери, за другими – няни, бабушки и воспитатели в детском саду – никакой корреляции между организацией ухода за ребенком и их поведением не просматривалось.

Но вскоре различие стало явным. Папы «смельчаков» тусовались в общей группе мужчин, женщин и детей и, казалось, были связаны такой же «эмоциональной пуповиной» со своими отпрысками, как и матери. Папы же «робких» вели чисто мужскую беседу за отдельным столиком в стороне от всей честной компании.

Мои ненаучные наблюдения подтверждают и люди с научными степенями. Шведские исследования показали: когда дети часто общаются не только с мамами, но и папами, они примеряют разные модели поведения и меньше боятся незнакомцев.

И уверенность – не единственное, что дети могут почерпнуть у собственных отцов. Исследование социологов Скотта Колтрана и Мишель Адамс демонстрирует: когда мужчины делят со своими женами уход за детьми, их дети – счастливее, здоровее и лучше учатся в школе. У них меньше проблем с психикой и поведением. А если папы помогают им с домашними уроками, то у таких школьников еще и больше друзей. А в своей книге «Безотцовщина в Америке» Девид Бленкерхорн видит в отсутствующих отцах (как в результате развода, так и жесткого разделения обязанностей в семье) причину всех социальных проблем современности – от преступности среди несовершеннолетних до наркомании и безработицы.

Признаюсь, поначалу готовность мужа разделить воспитание ребенка меня немного напрягала. Как и во многом, моя голова оказалась забита украинскими «истинами». Одна из них гласит, что не стоит ожидать от мужа помощи и интереса к ребенку до того момента, пока тот не научится говорить и высказывать какие-то стоящие мысли. Как оказалось, наличие хромосомы Y не помешало моему мужу стать адептом в смене подгузников.

Вторая «истина» заключается в том, что между матерью и ребенком устанавливается крепкая связь, не оставляющая места мужчине, из-за чего тот чувствует себя обделенным, брошенным и ненужным, что, в конечном итоге, становится головной болью женщины. На поверку мужу в уходе за ребенком, которому каждую минуту что-то надо, места нашлось предостаточно. Да и налаживать собственную связь с сыном ему тоже никто не мешал.

Современные американские мужчины в целом проводят со своими детьми гораздо больше времени, чем их отцы. Так в опросе журнала Newsweek заявило 70% мужчин. Кстати, исследования показывают, что в семьях, где оба родителя работают, мужчины гораздо более стремительными темпами увеличивают свое участие в уходе за ребенком, чем в работе по дому. Тут даже заговорили о такой опасности как «прикольный родитель» - когда мужья играют с детьми в то время, когда их жены чистят, убирают, готовят. Тогда уже мамы начинают себя чувствовать исключенными из веселой компашки, которую они обслуживают.

Конечно, в США, как и везде, встречаются крайности. У одной моей знакомой муж взял три дня отпуска, чтобы обучить ребенка ходить на горшок. Другая знакомая, когда идет в магазин, просит присмотреть за ребенком соседку или родственников, даже если ее муж дома, – он совершенно не может и не хочет иметь дела с ребенком.

Но в целом в США мужчины с колясками и с детьми на детских площадках – вполне обыденное явление. Свидетельством того, что в США уход мужчинами даже за самими маленькими детьми становится привычной практикой, является и появление все большего количества книг с советами именно для пап. Например, пособие «Младенец-гантели» наглядно демонстрирует, как наследника можно использовать для накачивания разных групп мышц.

Помимо самих детей, говорят ученые, польза от такого демократичного подхода к воспитанию – и женщинам, и мужчинам, и даже Родине.

Для женщин это – понятно. Жены мужей, придерживающиеся равноправия в семье, независимо от социального класса, расы и этноса, более удовлетворены своей семейной жизнью, меньше страдают от депрессии, чаще занимаются сексом (с собственным мужем!) и находятся в гораздо лучшей физической форме (Колтран).

Для мужей, помимо эстетического удовольствия от более подкачанных жен, отцовство несет с собой дополнительные дивиденды. Такие мужчины физически и психологически здоровее: они бросают вредные привычки, реже затягивают (если что-то болит) визит к врачу и проводят больше времени на свежем воздухе (Минтц и Магалик; Ризман; Риверс и Барнетт). И все они говорят об эмоциональном удовлетворении от воспитания своих чад, часто неизвестного предыдущим поколениям мужчин.

Демографы указывают на то, что в индустриально развитых странах, где женщины плотно закрепились на рабочих местах, участие мужчины в семье – один из факторов, способствующих высокой рождаемости. В Швеции, где папы даже берут отпуск по уходу за ребенком, на одну женщину приходится 1.9 ребенка. В Италии, где господствует «мачизм», - 1.4 (данные Всемирного банка).

Особенно плохо с этим дело обстоит в Сингапуре. Тут на одну китаянку приходится меньше, чем 1.2 ребенка (в Украине, для сравнения, - 1.5). Как пишет английский демограф Фред Пирс, путешествуя по Сингапуру, складывается впечатление, что там вообще нет детей. Премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун, сам будучи четырежды отцом, призывает соотечественников помочь своим женам: «Если мужья все взвалят на своих жен или жены будут вынуждены выбирать между работой и материнством, они пойдут на забастовку против деторождения». Он просит мужчин не стесняться менять подгузники: «Если я могу это делать, то любой сможет».

Интересно, что такие изменения в современных развитых странах произошли буквально за одно поколение. В своей книге «Цена материнства» Энн Критенден приводит в пример опыт Швеции. Один из ее собеседников Грегер Хатт рассказывает, что, когда он был ребенком, мужчин не видел вообще: «Многие мальчики не встречали мужчину до того времени, пока им исполнялось 10 лет. Это была настоящая система апартеида!» А уже став взрослым спичрайтером бывшего премьер-министра страны, Хатт оказался совсем в другой реальности. Его шеф Ингвар Карлсон перед тем, как начать работу над речью, интересовался, чья сегодня очередь забирать ребенка из детского сада, и подстраивался под семейный график подчиненного.

В этом Критенден видит две основные причины. Во-первых, столкнувшись в 60-х с нехваткой рабочих рук, правительство начало активно привлекать матерей к работе, создавая им для этого все условия (что, кстати, отсутствует в Америке). А, во-вторых, получив образование, женщины уже сами стремятся профессионально реализоваться, что ведет к перераспределению обязанностей в семье (как и в США). А дальше все по накатанной: чем больше женщина приносит в семейный бюджет, тем выше готовность мужа отвезти ребенка к врачу, если у жены в это время важная встреча. И чем больше матерей в бизнесе и в органах власти, тем лучше условия для совмещения работы и материнства создаются в целом в стране.

Кстати, пишет Критенден, национальность и культурное наследие тут имеет меньшее значение, чем уровень заработка жены и ее образование. Она приводит в пример семьи иммигрантов из Ливана и Ирака, в которых жены зарабатывают больше мужей и те, в свою очередь, усердствуют на «домашнем фронте» – что они себе и представить не могли в странах, из которых приехали. С другой стороны, неработающие женщины с низким уровнем образования более склонны не подпускать мужей к детям, независимо от национальности.

И, как показало одно нашумевшее исследование, подключившись к активной заботе о детях, мужчины жертвуют не только своим временем, силами и карьерным ростом, но и мужским гормоном тестостероном. Ли Геттлер, антрополог Северо-восточного университета, обнаружил, что у мужчин, после того как они стали отцами, резко падает уровень тестостерона, причем, чем больше папаша кормит, качает и пеленает несмышленыша, тем ниже уровень его мужского гормона.

Варианты реакции тут, конечно, возможны разные. Можно озаботиться своей мужественностью и держаться от собственных отпрысков подальше. Исследователь же убеждает посмотреть на его результаты по-другому – активное отцовство предусмотрено самой природой! Еще с доисторических времен низкий уровень тестостерона (временно!) делал мужчину более чувствительным к нуждам своего младенца и менее отзывчивым к заигрываниям брюнетки из соседней пещеры. Если это кому-то послужит утешением, то подобные фокусы с тестостероном происходят еще у птиц и обезьян-мармозеток.

Так что, учитывая всю приведенную выше науку, жене не стоит стеснятся лишний раз попросить мужа поменять младенцу подгузник или погулять с малышом. Тем самым она переводит организм мужа в режим «отцовство», показывает себя дамой образованной, способствует гармоничному развитию ребенка, а, если в семье мальчик, еще и потенциально помогает развитию карьеры своей будущей невестки. Кто знает, может именно она откроет лекарство от рака или проложит путь к дальним планетам.



Добавить ссылку на материал в блог          Добавить ссылку на материал на форум


Ваш ник
e-mail для получения комментариев (необязательно)
Ваш комментарий


Новое в сообществах