Воскресенье, 21 Января 2018 г.

Сообщество Протестую!



К списку сообществ | В начало сообщества | Добавить запись

Автор: Ф-16

Как начинался Майдан

11:25 04/12/2017



Промозглым дождливым вечером 21 ноября 2013 года на Майдане Независимости в Киеве было людно – несколько сотен журналистов, гражданских активистов, горстка политиков и пресс-секретарей.


"Встреча ленты Facebook", – коротко охарактеризовал происходящее Юрий Луценко. В то время будущий генпрокурор был в оппозиции к власти. Всего семь месяцев назад он вышел из Менской колонии по указу о помиловании, подписанному Януковичем, и уже успел организовать гражданское движение "Третья украинская республика".

Всех собравшихся на площадь привела одна причина – в этот день на сайте правительства, которое тогда возглавлял Николай Азаров, появилось распоряжение о приостановке процесса подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. То, что власть обещала годами, а часть страны считала главным вектором развития, в один момент решили отложить на неопределенный срок.

Место встречи в своем посте в Facebook обозначил тогда еще журналист, а сейчас депутат фракции Блока Петра Порошенко Мустафа Найем: "Встречаемся в 22.30 под Монументом Независимости. Одевайтесь тепло. Берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей. Перепост всячески приветствуется".

Лариса Сарган, пресс-секретарь Луценко, взяла кое-что еще. Багажник ее красной Toyota вот уже несколько месяцев служил импровизированным складом для газет, буклетов на тему евроинтеграции и желто-голубых ленточек с изображением флага Евросоюза. Проевропейский инвентарь закупили для "Третьей украинской республики" на деньги нескольких оппозиционеров: давнего друга Луценко, ныне депутата от фракции БПП Александра Третьякова, нардепов Арсения Яценюка и Петра Порошенко.

Все это добро – буклеты, флаги и ленточки – в октябре 2013 года Луценко и Яценюк раздавали пассажирам в транспорте и на улице.

"Где-то за месяц-два до начала Майдана мы в партии запустили систему из 300 волонтеров, раздававших ленточки в метро, супермаркетах. Правда, Третьяков мне тогда говорил, что никто ничего не носит и нас развели. На это я предложил ему сходить со мной и посмотреть. Никто не выбрасывал ленты, а значит, их достанут в нужный момент", – вспоминает Луценко.

"Нужный момент" наступил вечером 21 ноября. Ленточки были нарасхват. Сарган едва успевала повязывать их на сумки и запястья всех желающих.

В это время Андрей Парубий, тогдашний нардеп от фракции "Батьківщина", а ныне спикер Верховной Рады, коротал вечер в своем номере гостиницы "Киев". День выдался сложным. После решения Азарова о фактическом сворачивании курса на евроинтеграцию, оппозиции пришлось действовать быстро и экспромтом. Не мудрствуя, решили блокировать президиум Рады и трибуну.

После непростого дня Парубий планировал отдохнуть, но в номере раздался звонок мобильного. Это был Святослав Цеголко, тогдашний журналист оппозиционного "5 канала", а ныне пресс-секретарь президента Порошенко.

"Святослав сказал, что на Майдане есть журналисты и они начинают митинг. Нужен кто-то из нардепов в поддержку", – вспоминает Парубий. Суть в том, что тогдашний митинг был не санкционирован, но закон позволяет депутатам проводить встречи с избирателями, что и стало прикрытием.

До Майдана его будущему коменданту было меньше 20 минут пешком. Он быстро взял мегафон и по Институтской спустился к собравшимся.

Через несколько минут после прихода Парубия приехал Луценко. По дороге он звонил тогдашней "оппозиционной троице" – Арсению Яценюку, Олегу Тягнибоку и Виталию Кличко.

Яценюк долго не брал трубку. Кличко и Тягнибоку удалось дозвониться быстрее. Первым приехал Кличко. Тем вечером вместе с несколькими депутатами своей фракции он ужинал в одном из киевских ресторанов – отмечали день рождения двух коллег. Чуть позже УДАРовцы привезли передвижную сцену-автомобиль, на которой выступали все желающие гражданские активисты – Александр Данилюк, Зорян Шкиряк и другие.

Эту сцену УДАР использовал во время парламентской кампании 2012 года. Она была компактной, мобильной и мощной, поэтому ее решили задействовать. С участием нардепов ее провезли через кордоны тогда еще милиции. Кто-то вспомнил об актере, а теперь министре культуры Евгении Нищуке. Он был голосом предыдущей – Оранжевой – революции. Ему позвонили, и он приехал буквально с театральной сцены.

Кличко решил выступить перед собравшимися одним из первых. Одетый в темное пальто, он поднялся на ступеньки, ведущие к стелле на Майдане. Не успев открыть рот, он услышал упрек от молодой девушки из толпы: "Зачем вы пиаритесь на Майдане". Широко улыбнувшись, Кличко парировал: "Девушка, зачем мне пиар? Чтобы еще больше узнавали?". Собравшиеся рассмеялись и больше его не перебивали.

В это время на Майдан в окружении своих депутатов и пресс-секретаря по Институтской спускался Яценюк. Журналисты подошли к нему с вопросом, который оппозиционерам будут задавать вплоть до побега Януковича из страны: "У вас есть план?"

"Главное – не допустить кровопролития", – слегка взволнованно ответил Яценюк.

Следующие несколько часов показали: у оппозиции плана не было. Кто-то продолжал выступать. Парубий с мегафоном повел протестующих к зданию Администрации президента.

"Мы не шли к Администрации, чтобы стоять там. Мы шли, чтобы озвучить свои требования и вернуться на Майдан. Говорить о том, что была выразительная концепция – неправда. Были догадки о том, сколько же людей поднимется и выйдет за всю страну", – признается нардеп.

Егор Соболев, который за несколько месяцев до начала Майдана объявил о том, что заканчивает карьеру журналиста и уходит в политику, был одним из первых, кто пришел на площадь и пробыл там всю ночь, вспоминает, что почти все политики разошлись около полуночи.

"Помню, утром людям говорил такую речь: "Каждый, кто встретит свой рассвет тут, встретит настоящую любовь и увидит успешную страну", – вспоминает он. Это обращение касалось тех, кто приходил на Майдан с началом работы метро.

На 24 ноября оппозиция запланировала большой митинг.

"Это было общее решение. 24-е был выходным днем, воскресенье. Было больше шансов собрать людей", – говорит один из тогдашних политтехнологов оппозиции. Митинг собирались готовить по старой накатанной схеме: подтянуть партийный актив. Обеспечить собирались около 10 тысяч человек.

"24 ноября мы готовили как акцию давления на власть с требованием подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Поэтому выбрали Европейскую площадь – название символическое. Печатались листовки, мы организовали активное анонсирование этого события, приезжали люди из регионов, но очень много пришло киевлян. Количество людей действительно впечатляло", – вспоминает Яценюк.

Утром 24 ноября все сторонники евроинтеграции собрались в самом центре Киева, на площади перед университетом Шевченко. Точнее, попытались. Всех желающих площадь не уместила.

Накануне Луценко поздно пришел с Майдана, где продолжали оставаться люди, и, чтобы отоспаться, выключил звук на мобильном телефоне. Проснувшись увидел много пропущенных звонков от лидеров оппозиции.

"Первым перезвонил Яценюк. Говорит: "Юра, их 100 тысяч, что мы будем делать?" – вспоминает Луценко. Накануне он поспорил с оппозиционерами на бокал хорошего вина, поставив на то, что придут 100 тысяч.

"Правда, вино я так и не получил, некогда было", – улыбается генпрокурор.

После звонка Яценюка Луценко выехал на встречу с оппозиционерами в пятизвездочную гостиницу Premier Palace, что на бульваре Шевченко. Отсюда до площади, где собирался митинг, – несколько минут пешком быстрым шагом.

"Было заседание о том, что делать дальше. Нужно было понимать, чем закончится манифестация. Но, учитывая количество людей, отпали любые вопросы с возможностью провокаций и силовыми разгонами", – говорит Луценко.

После совещания политики присоединились к длинной колонне людей, следовавшей от площади, перед университетом Шевченко до Европейской. Они развернули огромный желто-голубой флаг, который по пути едва не разорвали на две части – желтую и голубую – так натянули ткань и тащили в разные стороны.

Дойдя до Европейской площади, оппозиционеры просили милицию потесниться, чтобы людям было, где стоять. Митингующие прибывали. Они стояли возле сцены, установленной накануне политическими партиями, на площади и склонах Мариинского парка. Александр Турчинов, тогда один из лидеров партии "Батьківщина", а ныне секретарь СНБО со сцены зачитывал резолюцию митинга с требованиями к Януковичу отправить правительство в отставку.

Впрочем, власть, рассказывают теперь тогдашние ее представители, не слишком серьезно относилась к протестам, думая, что этот массовый митинг станет первым и последним.

"Власть не будет разгонять демонстрацию. Пусть люди посидят на Майдане, если им нечего делать", – комментировал тогда первый заместитель главы фракции Партии регионов Михаил Чечетов.

Это была бравада. Вечером того же дня, силовики безуспешно попробовали зачистить митинг на Европейской. В потасовках Парубий сломал палец на руке.

Митинг на Европейской площади назвали "политическим" Майданом. На самом Майдане оставались общественные активисты и молодежь, которые не собирались уходить вплоть до 29 ноября – дня, когда был запланирован Вильнюсский саммит с участием Януковича. На нем должна была решиться европейская перспектива Украины.

Некоторые тогдашние оппозиционеры до сих пор уверены в том, что деление на два Майдана было выгодно Администрации президента, чтобы расколоть протест на ранней стадии. Дескать, запускали информационный месседж, что стоять на Европейской площади неправильно, а вот на Майдане – по-настоящему.

"В первую ночь (с 24 на 25 ноября) была сентиментально-трогательная история. Протестующие с Майдана приходят к нам на Европейскую площадь и просят у нас бочки, чтобы погреться. Но их ведь руками взять нельзя, накалились, пока огонь горел. Я предложил: идите погрейтесь к нам, а я 200 человек соберу, и они пойдут вместо вас постоят. Между Майданами не было никакого конфликта", – рассказывает Парубий.

Его слова подтверждает и Соболев: "Неправда, что на Майдане выгоняли политиков. Я помню, что тот же Юрий Луценко приходил к нам. Мы лишь просили не вывешивать никакой символики, кроме украинского и европейского флагов. Я тогда был представителем общественной организации "Воля", как и Виктория Сюмар, Игорь Луценко и многие другие. Мы свою символику не вывешивали".

29-30 ноября

Виктор Янукович прибыл на Саммит Восточного партнерства ближе к вечеру. Шагая по красной дорожке перед Дворцом Великих князей, он не обращал внимания на импровизированный Майдан, устроенный украинцами, живущими в Литве. Во время саммита он успел пообщаться с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Литвы Далей Грибаускайте. Последней он жаловался на очень тяжелую экономическую ситуацию и большие угрозы.

В итоге Януковичу предложили два варианта компромиссного подписания Соглашения об ассоциации от имени европейских делегаций. Оба предложения украинская сторона отвергла. Собеседник, близкий к Януковичу, вспоминает, что в Украину он прибыл не в духе. Попросил в аэропорту его не встречать, но тогдашний секретарь СНБО Андрей Клюев все же поехал.

Янукович отправился к себе домой, в Межигорье. Оттуда звонил тогдашнему главе Администрации президента Сергею Левочкину. Ему не нравилось, что в прямом эфире программы "Шустер LIVE" на телеканале "Интер" собирались выступать оппозиционеры.

В этот момент Арсения Яценюка, Олега Тягнибока и Виталия Кличко действительно не пускали в студию и эфир шоу начался с задержкой. "Планировалось, что коротко выступят "вожди", а мы, депутаты оппозиционных фракций, останемся на дебаты. Выпускающие и гостевые редакторы вели себя странно, нашептывали нам в коридоре: мол, сегодня что-то случиться, не знаем, будет ли программа", – написала свои воспоминания в Facebook тогдашний нардеп от УДАРа, а сейчас первый заместитель главы Верховной Рады Ирина Геращенко.

По словам собеседников, в окружении Януковича тогдашнему президенту предлагали разные варианты: Андрей Клюев и тогдашний глава МВД Виталий Захарченко были за разгон протестующих, Сергей Левочкин – за дружбу с улицей.

Янукович выбрал разгон. Позже на допросах тогдашний глава Киевской городской государственной администрации Александр Попов расскажет следователям, что команду устанавливать елку на Майдане получил от Клюева.

Дальше была ночная бойня на Майдане, студенты в крови и шок у всех, кто видел эти кадры. В это время Янукович охотился в Сухолучье, в 70 километрах от Киева. По информации ТСН.ua, вместе с ним были его предшественники – Леонид Кравчук и Леонид Кучма, тогдашний нардеп от Партии регионов Вадим Новинский, и несколько бизнесменов.

На утро Януковичу попробовал дозвониться Левочкин, но президент, который все еще был на охоте, не брал трубку. Он знал о том, что произошло на Майдане. "Мы показали свою силу и будем показывать ее дальше", – пересказывает слова Януковича на охоте собеседник из его близкого окружения.

Чуть позже Левочкин передал президенту заявление о своем увольнении и диск с видео избиения студентов. Администрация президента подготовила проект заявления с анонсом отставки министра МВД Виталия Захарченко, но Янукович заявление не озвучил.

Центр информационной координации Партии регионов разослал тогдашним чиновникам и депутатам-регионалам указания о том, как нужно комментировать силовой разгон. Советовали говорить, что нужно провести расследование произошедшего. Отставку Левочкина с поста главы АП советовали объяснять тем, что именно он отдал приказ Попову ставить елку на Майдане.

Оппозиционеры такого поворота событий не ожидали. На тот момент они рассчитывали, что Майдан разойдется и основная оппозиционная деятельность будет происходить в парламенте.

"После того, как Янукович не подписал Соглашение, мы решили, что будем сворачивать лагерь. Потому что основная цель этого протеста была давление на Януковича, чтобы он все же подписал документ. Мы думали так: возникло классное общественное движение, активисты которого могут ездить по регионам, поднимать людей. Потому что студентов, которые были с нами, было недостаточно для свержения власти", – говорит Соболев.

Но после разгона все планы пришлось быстро пересматривать. Утром 30 ноября все собрались в офисе "Воли", что на улице Михайловской, рядом с Майданом. Виктория Сюмар, тогда одна из активисток, а ныне депутат от "Народного фронта" вспоминает, что настроение было нервным, обсуждали, как быть дальше, обвиняли друг друга.

Обвинять было за что. Накануне с Майдана убрали сцену и звук, а оппозиционеры не смогли подвезти свою. Студентов практически бросили одних. Обеспечивал оборудование некий молодой человек Денис Шевчук. Кто это, тогда особо не разбирались.

"Мы, как и все общественные активисты, были наивны и действовали по принципу: если человек хочет объединяться, давайте действовать все вместе", – говорит Соболев, добавляя, что активист решил забрать свою сцену, когда узнал, что на Майдане будут и политики тоже. И Соболев, и Сюмар теперь называют Шевчука "подсадной уткой" Андрея Клюева и Виктора Медведчука.

В это же время на Михайловской площади, куда ночью бежали от Беркута студенты, начали собираться люди. Оппозиционные лидеры приехали позже. "Они выступали возле памятника Княгине Ольге, а я по очереди наклонялся к каждому и говорил: "Теперь ты понимаешь, это революция? Они кивали", – говорит Луценко.

Что на самом деле стоит за этими словами тогда никто не понимал. Месяцы противостояний, массовые аресты, избиения и убийства активистов, стрельба на Грушевского, расстрелы на Майдане были впереди. А 30-го утром те, кто приходили на Михайловскую просто надеялись, что их будет больше, и те, кто избили студентов, понесут наказание.


Добавить ссылку на материал в блог          Добавить ссылку на материал на форум


Ваш ник
e-mail для получения комментариев (необязательно)
Ваш комментарий


Новое в сообществах